Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский
09:00 05 Мая 2018 Лица Гомеля

Полвека с пером в руке: ко Дню печати подготовили для вас интервью с первым редактором газеты "Гомельские ведомости"

«Быть журналистом – это открывать что-то новое, неизвестное для людей. Оставаться честным перед собой и никогда не фальшивить, не поддаваться соблазну денег, положения в обществе, – уверен Григорий Андреевец, который более 50 лет жизни отдал работе в СМИ. – Я всегда стремился идти по тому пути, который выбрал, старался быть верным своим убеждениям». Накануне своего 70-летия первый редактор газеты «Гомельские ведомости» рассказал о своём пути в профессию, времени, проведённом в стенах редакции, и журналистских открытиях.

Звонок, который решил всё

– Увлечение журналистикой началось у меня с пятого класса, – вспоминает Григорий Николаевич. – Первую заметку о посадке деревьев отправил в редакцию речицкой газеты «Дняпровец», куда потом не раз высылал свои материалы. Учился в Михалёвской школе Лоевского района. Когда заканчивал 10-й класс, директор вызвал в учительскую и предупредил: «Через три минуты тебе позвонят из Речицы». В трубке послышался голос Бориса Карпенко – главного редактора «Дняпроўца». «Хочешь работать у меня корреспондентом?» – поинтересовался он. «А как же школа?» – «Будешь в вечернюю ходить», – услышал в ответ. Так в 17 лет я оказался в газете. Целыми днями «гойсал» по району, собирал информацию, писал репортажи, корреспонденции, зарисовки.

Как-то из Минска в Речицу приехал знаменитый в то время сотрудник газеты «Звязда» Емельян Шурпач. «Поедешь со мной в командировку в деревню Лесное?» – поинтересовался у Андреевца корреспондент. «С удовольствием!» – ответил юный журналист. 

Прибыв на место, сотрудники СМИ остановились в семье бывших партизан. 

– Они рассказали нам историю о том, как во время Великой Отечественной войны деревню окружили гитлеровские каратели, которые расстреляли и сожгли всех жителей. Один из фашистов пустил пулю в женщину, у которой смерть в этот день забрала пятерых детей, и, решив, что убил её, поджёг дом, – вспоминает подробности Григорий Андреевец. – Мать вылезла из горящей хаты и, прижав к груди младшего сына, почти сутки ползла тяжелораненая в лес, где её обнаружили партизаны. А когда сын вырос, то прислал матери письмо из армии, в котором рассказывал о своих успехах на службе. «Ты самая найлепшая ў мяне» – написал я очерк после той командировки. Спустя какое-то время Емельян Шурпач приехал в Речицу, пожал мне руку и сказал: «Поздравляю, у тебя материал получился лучше, чем у меня». 

Воинственный журналист

В молодые годы Григорий Николаевич сменил не одно место журналистской работы: лоевская райгазета «Серп и молат», рогачёвская «Камунар», ветковская «Перамога Кастрычніка». Шестнадцать лет Андреевец проработал в газете «Звязда» – собкором спецпроекта издания «"Звязда" на меліярацыі Палесся» по Гомельской и Могилёвской областям.  

img_5705.jpg

– Приходилось вступать в конфликт с мелиораторами, хотя по роду деятельности я должен был, наоборот, поддерживать их работу. Критиковал проекты по осушению озёр, болот и речушек. В результате спас с помощью публикаций не одну водную экосистему. После этого меня начали называть «воинственный журналист». А в 1989 году я стал старшим корреспондентом газеты «Экологический вестник». «От этого издания спать невозможно»,– говорили мне в Гомельском областном комитете Коммунистической партии, настолько острые материалы там публиковались.  

Вспоминая прошлые годы, Григорий Андреевец делится случаем с работы в газете:

– Как-то утром ехал в редакцию. А это был конец 80-х – перестроечное время. Вдруг троллейбус остановился. Что такое? Оказалось, мужчины выстроились в цепь и перекрыли улицу Советскую у табачного киоска. В городе закончились сигареты, и начался табачный бунт. В итоге троллейбус всё-таки пропустили, а я по дороге в редакцию набросал на коленке репортаж о случившемся. 

С перевесом в два голоса 

В начале 90-х Гомельский городской Совет народных депутатов решил основать своё издание. На должность главного редактора претендовали четыре человека: замредактора «Гомельскай праўды» Арсен Сакун, редактор газеты «Добрушскі край» Николай Жданович, депутат горсовета Анатолий Жердев и Григорий Андреевец – в то время старший корреспондент газеты «Гомельская праўда». 

– Депутаты несколько дней вели дебаты, в итоге с перевесом в два голоса я возглавил новое издание, которое планировали назвать «Час», – рассказывает Григорий Андреевец. – Мне такое название не нравилось, и в результате было решено наречь газету «Гомельские ведомости».

– Как думаете, что повлияло на выбор вас в качестве главного редактора? – интересуюсь.

img_6460.jpg

Григорий Андреевец с ответственным секретарём Николаем Дегтярёвым

– Видимо, составленная мною программа развития издания. В ней говорилось о том, что не будет ни одной городской темы, закрытой для обсуждения, что мы докопаемся до всего, что, образно говоря, скрыто под землёй. Например, напишем о людях, которые вышли из лагерей после сталинских репрессий. Это была новая для того времени тема. Экономика, нравственность, работа правоохранительных органов – список всего, о чём хотелось говорить на газетных полосах, был огромен. Я изначально планировал издавать газету, близкую по уровню к столичным СМИ. Поэтому я стал заказывать статьи докторам философских и экономических наук, ведущим политологам. Кроме того, не ошибусь, если скажу, что я одним из первых в Гомеле открыл рекламный «Клондайк». Так, например, платный материал о преимуществах наших сельхозмашин позволял в 90-е годы целый месяц содержать газету.

 «Автобусный» тираж 

Городское издание прошло непростой путь, прежде чем первые публикации попали на глаза читателям.

– В типографии нашего города не оказалось свободных площадей для выпуска газеты. Решил сначала печатать в России, но потом нашёл возможность издать в Мозыре, где газета и выходила в течение первого года своего существования, – вспоминает Григорий Николаевич.

img_5712.jpg

Пока готовили к выпуску стартовый номер, главный редактор неделю ночевал в типографии на сдвинутых креслах, накрывшись газетами. Первый тираж 5 января 1991 года был примерно две тысячи экземпляров. И тут возникла новая проблема – как доставить издание в Гомель? Машину для этих целей никто не предоставил. Но Андреевец нашёл выход:

– Пошёл на станцию и попросил водителя автобуса помочь. Тот не отказал. «Заедем на минуточку в типографию, заберём тираж «Гомельских ведомостей», – предложил я пассажирам. – Сделаем для горожан доброе дело». 

С уложенными в проходе и на сиденьях автобуса стопками газет Григорий Андреевец тронулся в путь. Водитель оказался до того отличным парнем, что не только помог доставить издание в город, но и отвёз на почту и в горсовет. 

А дальше начались непростые трудовые будни, которые до сих пор живы в памяти Григория Николаевича:

– Скажу больше – мы участвовали в судебном процессе, о котором говорили даже в программе «Время» на российском телевидении. Дело в том, что на Гомельщине после аварии на ЧАЭС проводили радиационные исследования, в которых принимал участие один зарубежный профессор. Корреспонденты «Гомельских ведомостей» провели журналистское расследование, в ходе которого выяснили, что к этому зарубежному проекту «примазались» некоторые предприимчивые гомельчане, которые, на наш взгляд, занимались нечестной коммерческой деятельностью, связанной с автозапчастями. А это бросало тень на нужное дело.

Но профессор посчитал себя оскорблённым и подал в суд на газету. Дело рассматривали несколько дней. 

– Мне пришлось выдержать страшный напор, но я остался при своём мнении относительно материала. Не юлил, был прямолинеен, даже «прямостоек». Однако мы проиграли суд. В результате газете присудили мизерный штраф. Почему небольшой? – предугадывает вопрос Григорий Николаевич. – Дело в том, что в те годы денег у редакции было немного, и мебель для журналистов я собирал по соседним с нами учреждениям. Где-то в кладовках находил расшатанные столы, стулья, которые ремонтировал. Когда ко мне в кабинет пришёл тот самый профессор, я, естественно, предложил ему стул, который не выдержал веса гостя и развалился. Мужчина оказался на полу. Видимо, после этого профессор понял, что редакция наша небогатая, и не стал требовать на суде большую сумму. Поступил по-джентльменски.

«Полесье» на дому 

В 1996 году Григорий Андреевец оставил кресло главного редактора «Гомельских ведомостей». 

– Не люблю засиживаться на одном месте, – подчёркивает собеседник. – К тому же меня влекла художественная проза, и поэтому захотелось возглавить литературное издание. В результате организовал журнал «Полесье» с редакцией у себя на дому. Кроме того, для прорабатывания плана будущих номеров я встречался с писателями и поэтами в бывшем здании городской библиотеки имени А. И. Герцена, где ныне находится редакция «Гомельских ведомостей». 

Григорий Николаевич создавал международный журнал, публикуя на языках трёх братских народов писателей и поэтов из Черниговской, Житомирской, Брянской, Смоленской, Гомельской и Могилёвской областей. 

img_5709.jpg

– На протяжении 10 лет, пока выходил журнал, сотрудники Национальной библиотеки Беларуси, характеризуя издание как лучшее в своём роде, присылали письма с просьбой зарезервировать номера для своих читателей. Издание оценили и в России, где «Полесье» удостоили российской литературной премии имени Бояна, – не без гордости говорит Григорий Андреевец. – Литературный ширпотреб вместе с членами редколлегии поэтами Юрием Фатневым и Михаилом Башлаковым мы отсеивали нещадно. 

Белорусский материк

А спустя годы Григорий Николаевич решил проявить себя в качестве исследователя и публициста, издав труд «Белорусы в России», за который удостоился престижной журналистской премии «Лучшие перья России». 

– Всего я написал 17 книг, пять из которых по финансовым причинам ещё не изданы. Сейчас работаю над новой – «Мой Санкт-Петербург» – о взаимоотношениях белорусов и русских в этом городе. Вообще же, в ходе написания книги «Две Родины» я открыл целый «материк», населённый 10 миллионами белорусов, – подчёркивает Григорий Андреевец, – которые за многолетнюю историю миграции переехали в соседнюю Россию. И хотя три моих книги Российская академия наук посчитала научными монографиями, многие учёные очень настороженно относятся ко всем моим теориям и находкам. Я же веду себя как бунтарь, который разрушает устоявшиеся в научном мире версии. Например, выражение «Франциск Скорина – предприниматель» принадлежит мне. Этот теперь уже факт доказал 10 лет назад в книге, посвящённой первопечатнику. Кроме того, я определил, что Устюжская летопись сохранила в себе считавшуюся утраченной Смоленскую и обнаружил казацкую республику в Поднепровье. 

img_5707.jpg

– Настороженно отнеслись исследователи и к моей недавней версии о том, что Франциск Скорина был алхимиком, – продолжает Григорий Андреевец, – и зашифровал секрет изготовления золота в напечатанной им Библии. Это касается не только гравюр, коих в издании множество, но и заглавных букв. Каждая из них содержит символы, расшифровав которые, можно получить алхимический рецепт по производству золота. Но для этого нужно знать особый код. Скорее всего, Скорина передал его со своими бумагами супруге императора Фердинанда I Анне Ягеллонке. Недаром через 40 лет её внук созвал со всей Европы алхимиков, заперся с ними в королевском замке Праги, чтобы найти философский камень – реактив, необходимый для успешного превращения металла в золото или эликсир жизни. Говорят это ему удалось.


Автор фото: автора и из личного архива Григория Андреевца

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях