Лица Гомеля

О любви к музыке с заслуженным деятелем культуры Еленой Соколовой

11:10 / 07.10.2015
Автор: Астапенко Ольга
Фото: Анна Пащенко

Оперный певец Фёдор Шаляпин говорил, что качество пения зависит от веры. Ведь как, каким образом нужно настроить свой голос, чтобы воззвать к душам слушателей и поселить в их сердцах любовь? О вере, любви к музыке за чашкой чая мы и вели беседу с заслуженным деятелем культуры Республики Беларусь, художественным руководителем и главным дирижёром камерного хора Гомельской областной филармонии Еленой Соколовой.

 

 

 – Елена Константиновна, вы всю свою жизнь посвятили музыке – прекрасной, настоящей музыке, которая ведёт слушателя к возвышенному, обогащает духовно, поднимает над суетой. Но с чего началась эта всепоглощающая любовь? 

 

 

– Моё детство прошло на волжских просторах, недалеко от города Плёса, где писал всемирно известный художник Левитан. Дед мой, Константин Иванович, учился в Вене, играл на музыкальных инструментах, руководил церковным хором. У дедушки были пластинки в то время неслыханной ценности – Бортнянский, Чайковский, Березовский, Чесноков. Я прониклась этими мелодиями. Ни с чем нельзя сравнить те чувства, которые вызывает у меня, и по сей день, именно эта музыка.

 

 

– Недавно прошёл ваш юбилейный вечер – определённая черта под многолетними трудами, благодаря которым хор популярен не только в Беларуси, но и далеко за её пределами. Как он создавался?

 

 

– Коллектив основан в 1979 году заслуженным деятелем культуры Беларуси Алексеем Лукомским (кстати, один из его сыновей, Павел Лукомский, сейчас поёт в хоре). Хор стал первым профессиональным коллективом подобного жанра в Беларуси. Через десять лет художественным руководителем и главным дирижёром коллектива стала я. Это было непростое время. Прошёл только год после аварии на ЧАЭС. После Лукомского уже сменилось несколько дирижёров. Из мужской группы осталось только три человека, женская состояла из восемнадцати. Первое прослушивание хора ввергло меня, можно сказать, в уныние. Хорошо, что новый руководитель областной филармонии Виктор Гутыра на первых порах нас поддержал. 

 

 

– Ваша аудитория, какая она? 

 

 

– Аудитория у нас разная, начиная от школьников и заканчивая солидными людьми. Причём в сельских клубах мы поём с той же самоотдачей, что и в посольствах. 

 

 

– Вы сказали о самоотдаче. Не истощают ли выступления духовно?

 

 

– После концерта, конечно же, ощущаешь себя, как будто отдал всё. Но самое главное, что ты не пел равнодушно, статично. Тогда чувствуешь, что нужен в этом мире, что жив.

 

 

– На ваш взгляд, какие чувства вызывает у людей хоровое пение?

 

 

– На концерте слушатели не только наслаждаются великолепной музыкой, но и напитываются ни с чем несравнимой энергетикой. К тому же классическое хоровое пение  повелевает их потрудиться над своей душой. К сожалению, люди, воспитанные поп-культурой, к такому труду не всегда готовы.

 

 

– Раз уж заговорили о современной культуре, скажите, как вы относитесь к переделыванию классических произведений на новый лад? Можно ли с помощью такого творения рук человеческих пережить катарсис, очиститься душевно? 

 

 

– Безграмотность становится нормой жизни. К сожалению. Если создана, к примеру, опера «Пиковая дама», то не нужно пытаться её интерпретировать по-другому, не нужно искажать, уничтожать произведение. Искусство должно вести человека вверх, а не заставлять падать. Поэтому наша задача и наш девиз – беззаветное служение настоящему возвышенному искусству, которое возвращает непреходящие человеческие ценности, борется с примитивом и бескультурьем, царящим на современной эстраде. Только такое искусство может дать очищение.

 

 

– И почти не приносит его творцу материальных благ…

 

 

– Но ведь не всегда человек, который пресыщен благами, способен создать великое. Однако честное служение, которое может и не увенчаться хорошим заработком, наверняка сделает человека ближе к Богу. 

 

 

– Наверняка поэтому вы часто даёте благотворительные концерты…

 

 

– Да, мы выступаем в основном с благотворительными концертами. С такими концертами нас приглашали в Италию, Флоренцию, Германию, Грецию, многие другие страны. 

 

 

– Насколько мне известно, репертуар хора включает в себя всё многоцветье хоровой музыки – русская и зарубежная классика, белорусские народные песни и старинные романсы, джазовые композиции. Но что вы можете сказать о духовной музыке? Что вы чувствуете, когда поёте в храмах?

 

 

– Традиция хорового пения в богослужении православной церкви очень древняя. Она исполнена глубокого смысла. Можем ли представить себе Божественную Литургию без пения антифонов, херувимской? Исполняется такая музыка a’capella, без музыкального сопровождения, и обладает ни с чем несравнимой силой эмоционального воздействия на человека. Мы любим петь в храмах, и чувства от выступления в церкви, конечно, всегда самые возвышенные. А вот при исполнении на улицах и с микрофонами теряется главный смысл – эмоциональное воздействие, о котором я говорила выше. Это не шоу, не эстрада и не развлечение.

 

 

– Первая заявка хора состоялась в 1992 году, когда вы спели сложную программу в Киевском оперном театре, а через три года пришло и европейское признание. На XIV международном фестивале православной церковной музыки в г. Хайнувка (Польша) коллектив удостоился первой премии. Потом были и другие победы. Путь к известности был тернист, или же всё получалось легко? 

 

 

– Легко не бывает никогда. Чтобы многого достичь, нужно много и преодолеть, не отступать перед трудностями и непониманием, честно и профессионально делать своё дело. Потому что любой концерт, особенно духовной музыки – это наш диалог с Богом.

 

 

 – Известно, что хор получил высокую оценку исполнения духовной русской музыки от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II…

 

 

– На следующий год после того, как получили первую премию в Польше, нам предложили открыть там очередной международный конкурс. Помню, зал плакал, и нам в порядке исключения дали снова первую премию. Вот после этого хор и получил высокую оценку исполнения от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. 

 

 

– Вы говорите, что зал плакал. А можно ли сердце сухого и чёрствого человека растопить музыкой?

 

 

– Можно. Господь пошлёт ему эту благодать, если он сможет услышать музыку. Ведь зачем мы пришли в этот мир? Нужно не разжигать костры, а подавлять их добротой своей. 

Читайте "Гомельские ведомости" в Вконтакте, Twitter, Facebook, Instagram, Youtube, Одноклассниках

   Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии.



наверх