Благотворительность

Трагедия на стройке перевернула, но не сломала жизнь гомельчанки

15:20 / 19.12.2016
Автор: Астапенко Ольга
Фото: Анна Пащенко

– Я уже третий стульчик истоптала, – встретив нас у порога, вздыхает Елена Михайловна. – Видите, здесь ножки совсем стёрлись, так мне наконечники удобные сделали. Так вот и хожу… 

 

И не просто ходит – всё по дому делает. С тех пор как потеряла обе ноги, а это случилось, когда Елене было всего девятнадцать лет, она многому научилась.

 

– Ну, пройдёмте, давайте на диванчик присядем, там вам будет удобно, – хозяйка явно волнуется. Она – передовик труда, и всё же о ней никогда не писали в газетах. – О жизни моей долго можно рассказывать… 

 

И Елена Михайловна Мисоченко начинает рассказ. Он немного грустный, говоря, женщина часто вытирает рукой то и дело накатывающиеся слёзы. Да, Елене Михайловне довелось многое испытать, и всё же, несмотря ни на что, её жизнь уникальна. Горька и уникальна. 

 

 

 

 

…Стройка. Гомель. 1960 год. Юная Лена в работе – огонь. Трудится на бетономешалке наравне с мужчинами. Все хвалят. Месяц как замуж вышла. Вся жизнь впереди, мечты, планы… Но в один из самых обычных весенних дней как раз накануне Пасхи всё переворачивается. Вечер. Последний замес. Бетон нужно счищать сразу, иначе засохнет. Рабочим приходится лезть внутрь бетономешалки и отбивать цемент кельмами. На этот раз бетономешалка большая, литров на триста. Да и электричества нет, видимо, на линии что-то случилось…

 

– Ну, я и полезла чистить. Выключила кнопки на растворомешалке, а их, девочки, часто заедало, уже отбила одну сторону, и тут свет дали, бетономешалка заработала… – руки Елены Михайловны дрожат, на глазах снова появляются слёзы. – И меня закрутило... 

 

В состоянии шока Лена даже закидывает одну ногу вверх, пытается выбраться. Она ещё в сознании и даже на одной ноге пальцы чувствует. А на следующий, пасхальный день, отходит от наркоза, хочет потрогать ноги, протягивает руки, а ног нет… Супруг Николай в течение двух месяцев ежедневно навещает жену. А потом, молодо ведь зелено, сомневается: какое у меня с ней будущее? И уходит… Вместе с ним уходит и последняя надежда Елены. Состояние сродни полному отчаянью. 

 

Но, осмыслив всё, Николай всё же возвращается. «Я тебя люблю», – говорит он и остаётся вместе с супругой ровно на 45 лет. Именно столько прожили Елена и Николай вместе и в горе, и в радости. 

 

– Одиннадцать лет, как Коли нет в живых, – продолжает рассказ Елена Михайловна. – Я и сына похоронила. Ему было всего 38… Старшему – Анатолию – сейчас 55 лет. Но судьба и у него несладкая.

 

Кажется, будто вся жизнь Елены Михайловны соткана из трагедий, потерь и лишений. Тем не менее, были в ней и светлые полосы, были пусть и маленькие, но радости. Есть у женщины две внучки – Виктория и Марина, подрастает правнук Кирилл и правнучка Лизочка. 

 

Были и увлечения, и работа, и ещё много чего хорошего, о чём, вероятно, Елена Михайловна не успела нам рассказать.

 

 

 

 

– …Я и машину водила – «запорожец», и пела. Помню, на лавочке возле подъезда с женщинами сядем и как затянем народные, деревенские (ведь я сама родом из деревни, из Лоевского района). Пели так, что дом трещал, – вспоминает женщина. – А с мужем в лес за грибами любили ездить. Я за рулём, муж рядышком. Была у меня подруга, так она меня научила ришелье делать – это вышивка такая. То занавесочки вышью, то накидочки на подушки. Было модно тогда. Другая женщина научила вязать. Я и на швейной машинке шила. Денег у нас было мало… Так мне удалось устроиться на комбинат надомного труда, шила рукавицы. Я шью, а мама (в то время со мной жила) выворачивает.

 

Восемнадцать лет Елена Михайловна отработала швеёй, передовик производства, вставала в четыре утра и ложилась, когда все уже спали. Уборка, стирка, готовка – всё женщина делала сама. Всё сама… 

 

Конечно, хоть и прошло с момента трагедии 55 лет, а память жива. Жива и боль. Но Елена Михайловна смогла пережить это и достойно встретить своё 75-летие.  

 

– Пережила, пережила… – повторяет Елена Михайловна. – Как? Просто взяла себя в руки.  Старалась не падать духом. 

 

– А что же сейчас, выходите ли куда, поёте? – спрашиваем.

 

– Нет, девочки, никуда, – говорит. – Пару лет назад ещё выходила, у меня ведь и протезы есть, но они восемь килограммов весят, тяжело мне уже… так вот и сижу дома. Приловчилась передвигаться на табуреточке…

 

Елена Михайловна, попрощавшись с нами, так и осталась сидеть на диване. 

 

– Счастливо!

 

*  *  *

 

…Едем в машине. На тротуаре на оживлённой улице много народу – все куда-то спешат, у всех свои дела.

 

– Вот, – подумалось мне, – а они, возможно, и не знают, какие люди живут рядом с ними в одном городе, не имея возможности никуда выйти, однако в чистоте, в порядке, ничего ни у кого не прося! Пусть небогато. Но… вот так, достойно, всю свою жизнь…

 

Читайте "Гомельские ведомости" в Вконтакте, Twitter, Facebook, Instagram, Youtube, Одноклассниках

   Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии.



наверх