ЧАЭС

В Гомеле стартовала молодёжная акция "Чернобыль - наша боль"

11:40 / 13.04.2016
Автор: Вероника Коршнёва
Фото: из интернета

В Гомеле стартовала молодёжная акция «Чернобыль – наша боль», приуроченная к 30-летию аварии на Чернобыльской атомной электростанции. 

 

Активисты Гомельской городской организации ОО «БРСМ» посещают свидетелей тех событий, чтобы оказать необходимую помощь по дому, услышать воспоминания участников ликвидации аварии.

 

Молодёжь уже побывала в гостях у ликвидатора Николая Костючкова.

 

Николай Семёнович в 1986 году работал водителем на машине «скорой помощи» в Гомельской городской больнице № 4 городского посёлка Костюковка. 

 

«Сначала никто и не знал о катастрофе. Всё шло своим чередом. Обычная жизнь. Только помню, что 26 апреля была солнечная, ясная погода, мы работали в огороде, и вдруг среди дня поднялся очень сильный ветер, как будто бы сейчас начнётся дождь, гроза. Никто не придал этому событию особого значения. А 28 апреля утром нас, водителей, вызвал главный врач больницы и рассказал, что на Чернобыльской АЭС произошла авария с выбросом больших доз радиации. В связи с этим начата эвакуация населения из наиболее загрязнённых районов. Поступила разнарядка создать бригады, состоящие из врача, медсестры, лаборанта и водителя для отправки в Брагин в помощь местным медикам», – поделился воспоминаниями ликвидатор аварии.

 

Как вспоминает Николай Семёнович, в первые дни после аварии было эвакуировано население 10-километровой зоны. В последующие – жители других населённых пунктов 30-километровой зоны. Запрещалось брать с собой вещи, домашних животных. Вначале все основные усилия были направлены на снижение радиоактивных выбросов из разрушенного реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Затем начались работы по очистке территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг 4-го блока был построен бетонный саркофаг. На ликвидации аварии и последствий взрыва на ЧАЭС были задействованы пожарные, энергетики, военные, дозиметристы и атомщики. Все они понимали опасность, которой подвергались. «В Брагин бригада из Костюковки приехала уже не первой, – вспоминает водитель. – При местной больнице был создан медицинский штаб. Бригады медиков прибывали со всей Беларуси, а также Москвы. Людей было много, мест в палатах для размещения не хватало, специалистов селили в лаборатории прямо на кушетках. В те дни все школы и административные здания Брагина были заполнены эвакуированными жителями из наиболее загрязнённых территорий. В школьном дворе организовали общую столовую, которая работала в несколько смен».

 

Как рассказывает Николай Костючков, каждое утро бригады получали разнарядки на посещение определённых объектов: Острогляды, Дубровное, Ясени и многие другие населённые пункты во всей 30-километровой зоне. Для въезда в закрытую зону выписывались спецпропуска. Перед медиками поставили задачи проводить медосмотры, обследования, забор анализов. При необходимости оказывали первую помощь. 

 

«Никакой спецодежды не выдавали, только предупредили, чтобы надевали головные уборы, мыли руки. В воздухе стоял запах медного купороса и постоянно сушило во рту, – рассказал Николай Костючков. – Мы всегда возили с собой ящик с газированной водой. При выезде из закрытой зоны машины обрабатывали специальным раствором. Всем выдали накопительные дозиметры в виде ручки. В неё нужно было смотреть, как в калейдоскоп. Как только дно становилось чёрным, значит, ты набрал предельную дозу. Я успел съездить четыре раза За участие в ликвидации аварии меня наградили медалью». 

 

Читайте "Гомельские ведомости" в Вконтакте, Twitter, Facebook, Instagram, Youtube, Одноклассниках

   Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии.



наверх