Год Науки

Всю жизнь - Её величеству Науке

14:00 / 18.05.2017
Автор: Сычкова Татьяна
Фото: Анна Пащенко

Он с отличием закончил Гомельский техникум железнодорожного транспорта и подал документы в московский вуз. Однако жизнь распорядилась иначе и навсегда привязала Виктора Старжинского не к «златоглавой», а к прекрасному городу над Сожем. Доктор технических наук, сегодня Виктор Евгеньевич по-прежнему трудится в Институте механики металлополимерных систем имени В. А. Белого НАН Беларуси в должности главного научного сотрудника отдела технологии полимерных композитов. И это в свои 83! Один из первых выпускников БИИЖТа, первый сотрудник Гомельского филиала лаборатории прочности и долговечности деталей машин Института машиноведения и автоматизации АН БССР. Да, кажется, всё, что связано с этим человеком, можно охарактеризовать одним словом – первый.

 

В любой вуз без экзаменов

 

Родился Виктор Старжинский в 1933 году в городе Новоборисове в семье врачей. К сожалению, родители мальчика погибли во время войны. Совсем юный Виктор остался с трёхлетней сестричкой на руках. Но, как говорится, мир не без добрых людей. Детям помогли, нашли родственников. Так ребята оказались в Гомеле. 

 

 

dsc_5639.jpg

 

 

- Сперва я окончил школу-семилетку, а потом и Гомельский техникум железнодорожного транспорта, - вспоминает Виктор Евгеньевич. – Диплом с отличием давал право поступления без экзаменов в любой вуз на специальность, связанную с железной дорогой. Я выбрал Московский электромеханический институт инженеров транспорта. 

 

Именно туда молодой человек и подал документы. Вызов не пришёл. Но Виктор Евгеньевич решил так легко не сдаваться и сам отправился в столицу бескрайнего государства.  В то время иногородним студентам не предоставляли общежитие, и гомельчанин готов был ездить каждый день на занятия за 120 километров из подмосковной Электростали, главное, чтобы приняли на учёбу. Возможно, именно в этот момент в дело вмешалась судьба. На дворе стоял 1953-й, в Гомеле формировался Белорусский институт инженеров железнодорожного транспорта. И Виктора Старжинского направили в город над Сожем.

 

 

dsc_5659.jpg

 

 

– Я ходил к начальнику столичного вуза, потом в Главное управление учебными заведениями Министерства путей сообщения, просил, чтобы оставили в Москве, но все документы уже переслали обратно в Гомель. Так я стал студентом первого набора БИИЖТа, – улыбаясь, рассказывает собеседник. – Признаюсь честно, тогда для меня это было шоком, я ведь хотел учиться в Москве. Но сейчас, оглядываясь на пройденный путь, понимаю: жизнь преподнесла мне настоящий подарок, вернув в Гомель.  

 

«Каждое утро Белый приходил к студентам на зарядку…»

 

Первоначально в БИИЖТе сформировались три факультета: механический, строительный и эксплуатационный. На каждый набирали по сто человек. Виктора Евгеньевича приняли без  экзаменов, но всё же ему полагалось пройти своего рода собеседование. 

 

– Конечно, от волнения я ничего и никого не видел, всё было как в тумане, – смеётся учёный. –  А в комиссии вместе с другими отцами-основателями вуза сидел и Белый. Возможно, именно тогда он меня и приметил. 

 

Владимир Алексеевич Белый – это настоящая легенда. Заслуженный изобретатель БССР, Заслуженный деятель науки и техники БССР, Лауреат Государственной премии БССР в области науки и техники (к слову, мой собеседник вместе с другими учениками Белого также стал лауреатом этой премии), автор научного открытия, награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и многочисленными медалями. Его вклад в науку неоценим, а наследие, которое он оставил после себя, уникально. И Виктору Старжинскому выпала честь не только познакомиться с этим удивительным учёным, но и стать его учеником. 

 

 

belyy_i_ucheniki_1970.jpg

 

 

- Владимир Алексеевич был очень энергичным человеком. Он великолепно читал лекции, по памяти писал все таблицы, - говорит Виктор Евгеньевич. – За всё время нашего знакомства я никогда не слышал от него бранного слова. Когда начались занятия в институте, он был начальником учебной части, курировал общежитие и постоянно туда наведывался. Довольно требовательный, Владимир Алексеевич пресекал любые недисциплинированные поступки студентов. А ещё воевал против так называемых аппаратов КИПа. – Видя моё замешательство, Виктор Евгеньевич поясняет: -  Это универсальное приспособление для копирования чертежей. Снизу – подсветка, на оконную раму – готовый чертёж, а на него - чистый лист бумаги, - смеётся учёный. - И всё же, несмотря на всю строгость, в общении Белый был очень простым. Он жил рядом с общежитием в одноэтажном деревянном доме и практически каждое утро приходил к студентам на зарядку. 

 

Контакт между преподавателем и студентом Старжинским установился не только благодаря хорошей учёбе последнего, но и благодаря его активному участию в жизни института. Виктор Евгеньевич занимался спортом, проводил культурно-массовые мероприятия, проявлял себя как разносторонняя личность. Владимир Алексеевич поверил в него, ещё во время учёбы предложил должность заместителя  в добровольном спортивном  обществе «Локомотив». И, естественно, тот согласился. 

 

- Белый изначально был заряжен на создание в Гомеле некого исследовательского учреждения и подготавливал к этому студентов. Меня,  к примеру, направили на преддипломную практику в Москву в экспериментальный НИИ металлорежущих станков,  где  занимались исследованием износа направляющих продольно-строгального станка, – отмечает Виктор Евгеньевич. – Я принимал непосредственное участие в работе, набирался опыта. Это и послужило основой для дипломного проекта. Кстати, во время его написания специально для меня на Гомельском станкостроительном заводе имени Кирова временно взяли поперечно-строгальный станок, установили в вестибюле института и я проводил на нём необходимые испытания. Другие студенты также занимались вопросами трения и износа. Это, можно сказать, было своего рода введение в науку. 

 

«Заменим металлы пластмассой!»

 

В 1958 году состоялся первый выпуск квалифицированных специалистов БИИЖТа, и Виктора Старжинского направили в паровозное депо узловой станции Новосокольники, которая  стоит на пересечении путей Ленинград–Одесса и Москва–Рига.

 

- В то время существовало правило: каждый инженер, закончивший вуз, должен был отъездить определённое количество километров помощником паровозного машиниста. Но до помощника меня  не допустили, хотя уже было две практики. Поэтому трудился кочегаром на грузовых поездах в направлении Новосокольники-Сущёво, - рассказывает Виктор Евгеньевич. – А уже через год Белый отозвал меня обратно. 15 апреля 1959 года я был принят на должность инженера-конструктора лаборатории прочности и долговечности деталей машин Института машиноведения АН БССР.

 

 

dsc_5648.jpg

 

 

По словам Виктора Старжинского, на первых порах было не совсем ясно, чем именно будут заниматься в научном подразделении. Какое направление выбрать? Что взять за основу? Но как раз в то время вышло постановление Совета Министров СССР об ускоренном развитии химической промышленности, промышленности синтетических материалов (пластмасс). 

 

- Это был настоящий бум, - уверяет собеседник. – Появился лозунг «Заменим металлы пластмассой». И мы начали работать, проводили исследования структуры полимеров, их свойств. Сотрудничество велось в основном с белорусской промышленностью: Минским тракторным заводом, Гомельским заводом пусковых двигателей имени П. К. Пономаренко, Гомельским  станкостроительным заводом имени Кирова. Заключались договоры, по которым мы должны были заменить часть металлических деталей пластмассовыми. Считалось, что они имеют более высокие свойства. К тому же гораздо дешевле. 

 

А дальше началось бурное развитие научной деятельности. Результаты были настолько впечатляющими, что в 1964-м на базе лаборатории технической механики создали самостоятельное научное учреждение - Отдел механики полимеров АН БССР. Спустя шесть лет его преобразовали в Институт механики металлополимерных систем АН БССР.

 

 

dsc_5663.jpg

 

 

С 1959 года и по настоящее время Виктор Старжинский трудится в родном учреждении. Родном и единственном. В это трудно поверить, но в его трудовой действительно указано только одно место работы. Наверное, не каждый человек может этим похвастаться. Вот так работа стала делом всей жизни. 

 

Не время почивать на лаврах

 

Год за годом институт развивался, вместе с ним новые научные вершины покорял и один из его первых сотрудников. В 1968 году в возрасте 35 лет Виктор Старжинский защитил кандидатскую диссертацию. 

 

- Как и полагается, разрабатываемая тема должна  обладать новизной, иметь практическое значение, - отмечает учёный. -  За основу я взял теорию, которой придерживался заведующий кафедрой Московского высшего технического училища имени Н. Э. Баумана Владимир Александрович Гавриленко. Его подходы я применил к своему объекту исследований – зубчатым колёсам, которые используются в разнообразных машинах и механизмах, начиная от ткацких станков и заканчивая пусковыми двигателями. Кстати, Гавриленко выступал на моей защите в качестве оппонента. Не готов утверждать, но могу предположить, что какую-то роль в том внимании, которое уделил столичный профессор мне, неизвестному аспиранту из провинции, стало то, что мы оба были связаны по жизни и образованию одной профессией: как выяснилось впоследствии, Гавриленко в студенческие годы тоже  работал паровозным машинистом. 

 

Следующей ступенью научной деятельности стала докторская. Конечно, пришлось  нелегко, но Виктор Старжинский с задачей справился. Причём собеседник отмечает одно удивительное совпадение. Если во время подготовки кандидатской Виктор Евгеньевич сотрудничал с профессором Гавриленко, то  в ходе работы над докторской – уже с его учеником  – Эдгаром Борисовичем Вулгаковым. А спустя какое-то время судьба свела его и с последователем Вулгакова – Александром Львовичем Капилевичем, который продолжил дело своих наставников. С ним Виктор Евгеньевич поддерживает связь до сих пор.

 

dsc_5654.jpg

 

Читайте "Гомельские ведомости" в Вконтакте, Twitter, Facebook, Instagram, Youtube, Одноклассниках

   Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарии.



наверх