Фотоконкурс на лучший портрет ветерана | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
16:30 29 Ноября 2013 Конкурсы

Фотоконкурс на лучший портрет ветерана

Конкурс
Чернявская Ирина, Чернявский Дмитрий Чернявская Ирина, Чернявский Дмитрий Автор текста

Вот и завершился приуроченный к 70-летию освобождения Гомеля от немецко-фашистских захватчиков фотоконкурс от «ГВ», участниками которого были молодые фотографы города. На протяжении недели девять конкурсантов снимали по два портрета ветеранов, со всеми ими вы смогли уже ознакомиться на сайте. Итоги подведены. Называем имена призёров.

 

Победителем конкурса и «Приза зрительских симпатий» стал Павел Даценко с портретом ветерана Павла Подзорова.

 

Второе место занял – Андрей Злотников (ветеран – Екатерина Артеменко).

 

Третье – Егор Александрович (ветеран – Иван Курдесов).

 

Церемония награждения прошла в стенах «ГВ». Все участники получили подарки от редакции и пригласительные на двоих КУП «Гомелькиновидеопрокат». Специальный приз победителю утвердил генеральный директор Гомельского дворцово-паркового ансамбля Александр Гостев – сертификат на право проведение выставки в стенах дворца в 2014 году.

 

 

 

Некоторые участники поделились своими впечатлениями:

 

Павел Даценко: - Признаюсь, сложно было понять, что и как снимать. Но мне были интересны эмоции. Немного пожалел о том, что попросил Павла Подзорова вытереть слёзы, которые у него непроизвольно появились. Стоило это всё оставить.

 

Евгения Писаренко: - А я поняла, что у ветеранов присутствует огромное желание жить. Большое счастье, что они ещё есть!

 

Андрей Злотников: - Фотографировать было не сложно, так как у меня уже достаточно большой опыт, работал с людьми разных возрастов и профессий. Здесь мне было интересно за очень короткое время абсолютно не зная человека решить задачу, что-то рассказать о нём. И выбрал именно тот ракурс, в котором ветерана ровно столько, сколько надо.

 

Мы же благодарим всех фотографов и приглашаем своих читателей дальше следить за конкурсами от «ГВ», а также принимать в них участие.

 

 

 

 

1. Степан Лысенко, 90 лет.

 

Был связистом в артиллерии. «Гомель мы в лоб не брали. Пошли на обходной манёвр, – делиться воспоминаниями Степан Александрович. – Нашу часть направили на уничтожение Лоевской группировки. За ночь мы прошли 30 километров и окопались. Там нанесли такой удар немцам, что они, наверное, до сих пор помнят! Уничтожили Лоевскую группировку. Всю! Потом пошли на Речицу и освободили её 18 ноября. Хотели врага взять в мешок окружения, но фашисты разгадали наш манёвр и стали отводить свои части из Гомеля».

 

Фотограф: Александр Пахучий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Екатерина Артеменко, 91 год.

 

В конце ноября 1943 году прибыла в Гомель передать ряд документов. «Шла возле железнодорожного вокзала, смотрю: невдалеке в окружении генералов идёт красивый высокий мужчина. И тут я узнала маршала Константина Рокоссовского, который руководил операцией по освобождению Гомеля, – рассказывает Екатерина Александровна. – А Гомель тогда стоял в развалинах. Дом мой был разрушен. Мост через Сож взорван. Всё разгромили немцы!»

 

Фотограф: Андрей Злотников

 

 

 

 

3. Дмитрий Усик, 90 лет.

 

«Когда начался очередной бой под Гомелем, все связисты зарывались с проводами в землю, соединяя их, а мне нужно было смотреть на деревья и карабкаться на них, как белке. Там я под неприятельским огнём скручивал пучки разорванной связи. Такой вот фронтовой приём у меня был, – улыбается своей находчивости  Дмитрий Сергеевич.

«В боях за Гомель я не спал трое суток, – продолжает ветеран. – И вот наступило небольшое затишье и я уснул. Когда проснулся, увидел рядом разнесённый в клочья блиндаж и часть окопа, в котором спал. Снаряд разорвался возле меня, а я его даже не услышал».

 

Фотограф: Алексей Морозов

 

 

 

 

4. Павел Подзоров, 88 лет.

 

Командир пулемётного расчёта. Был тяжело ранен на подступах к Гомелю у деревни Шерстин, где погибло 900 его однополчан. «Там лежат мои друзья, – говорит с чувством горечиветеран. – Мой хороший друг, командир пулемётного расчёта татарин Асанов.  Наши ротные и взводные командиры. Они шли в цепи атаки и погибали одними из первых. Кто тогда думал, что в этой мясорубке жить останется? Командиры взводов вообще больше недели не воевали. Либо получали ранение, либо погибали смертью храбрых. Другого пути не было».

 

Фотограф:  Павел Даценко

 

 

 

 

5. Ася Пинская, 86 лет.

 

«Я была медсестрой на фронте. В боях за Гомель перевязывала раненых бойцов», – говорит о себе Ася Львовна, которой в 1943 году было шестнадцать лет. Помимо ордена Отечественной войны  награждена медалью Жукова, которой удостаивались военнослужащие и лица вольнонаёмного состава Красной Армии за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в боевых действиях с немецко-фашистскими захватчиками.

 

Фотограф: Евгения Писаренко

 

 

 

 

 

6. Пётр Мальцев, 87 лет.

 

«Немцы сожгли мою деревню Колодье. Даже печей не осталось. В них фашисты бросали гранаты, – вспоминает Пётр Мартинович. – И в 16 лет я ушёл в партизанский  отряд имени Кирова, стал ординарцем командира Андрея Фёдоровича Бурова. Я седлал и водил на водопой его коня, стоял в караулах. Делал палатки из парашютов и шалаши. Такое жильё было в самый раз, ведь мы постоянно перемещались, уничтожая фашистов под Гомелем. Как-то наш отряд ожидали прибытия самолёта, который должен был сбросить груз. Но вместо него налетел фашисты и стали нас бомбить. Кто-то, видимо, выдал наше расположение. Мы едва уцелели!» 

 

Фотограф: Анатолий Атрашкевич

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7. Пётр Кушнеров, 90 лет.

 

«Я был командиром 45-миллиметровой пушки и парторгом батареи. 7 ноября 1943 года наш полк в восемь часов утра форсировал Ипуть в районе Добруша, – вспоминает Пётр Иванович. – А 10 ноября брали высотку у деревни Хальч, потом в ходе атаки взяли Старое Село. Под Гомелем такое огромное скопление солдат наших было. Я за всю войну такого не видел».

 

Фотограф: Максим Росташанский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8. Пётр Крот, 89 лет.

 

Рядовой инженерно-сапёрной части. «Стали мы переправляться через Сож, – рассказывает Пётр Крот. – Немецкие снаряды били прямой наводкой по нашим плавсредствам, пулемёты крупнокалиберные шпарили так, что аж вода кипела! Вот я и попал в эту «кашу». Один дальнобойный снаряд угодил под плот, который плыл рядом с нашей лодкой. Плот взлетел в воздух вместе с фонтаном воды, и его брёвна упали на лодку, которая перевернулась от удара. Из пятнадцати солдат, которые сидели в той лодке, до берега доплыл только я».

 

Фотограф: Александр Пахучий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9. Павел Афанасенко, 90 лет.

 

Капитан в отставке. «В начале войны я был в партизанском отряде под Гомелем. Лечил раненых бойцов, перевязывал раны, – вспоминает Павел Прокопович. – Потом вступил в ряды Красной Армии. В боях на подступах к Гомелю был фельдшером и оказывал  медицинскую помощь раненым солдатам».

 

 Фотограф: Артём Котляров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10. Неонила Яськова, 88 лет.

 

С 16 лет была членом группы Ивана Железнякова.Собирала и переправляла партизанам медикаменты. «Я работала одно время в немецком госпитале и имела возможность доставать вату, бинты, лекарства и передавала их для раненых партизан. А ещё распространяла листовки, которые приклеивала к домам тех жителей Гомеля, которые поддерживали немцев. Так мы «украсили» калитки многим полицаям. А они были очень жестокие. Не дай Бог!», – вспоминает Неонила Петровна.

 

Фотограф:  Павел Даценко

 

 

 

 

 

11. Михаил Маевский, 91 год.

 

«Вся Россия пройдена мной с боями! И половина Беларуси, – вспоминает Михаил Прокопович. – На подступах к Гомелю освобождал деревню  Юрковичи. Там шли страшные бои. Под Юрковичами погибло много наших солдат. Оставшихся в живых спасла пришедшая на помощь «Катюша». И как ударила! Уничтожила в окопах немцев! Никого из фашистов не оставила в живых!»

 

Фотограф: Андрей Злотников

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

12. Матрёна Талюк, 96 лет.

 

«Мой муж погиб на фронте. Вскоре я сама ушла в армию, а дома с родителями остался двухлетний сын, – вспоминает Матрёна Ивановна. – Я была фельдшером в прифронтовом госпитале. Делала первичную обработку раненых и отправляла в тыл. Постоянно двигалась за фронтом. На подступах к Гомелю пришлось оперировать множество солдат, которые были ранены в атаках».

 

Фотограф: Артём Котляров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

13. Виктор Букин, 90 лет.

 

Командир экипажа бомбардировщика. «Наш авиаполк выполнял задание по уничтожению железнодорожной станции в Гомеле, где стояли вражеские эшелоны с военной техникой. В воздушном пространстве над городом мы попали в лучи прожекторов. Фашистские зенитчики нас заметили. Вокруг начали рваться снаряды. Увернуться было невозможно, – рассказывает ветеран. – Один экипаж Б-25 немцы всё-таки сбили. Все ребята погибли. Остальным удалось дойти до цели. На нашем самолёте, как и на всех остальных, было около двух тонн бомб, которые полетели на железнодорожную станцию. Слава Богу, что не сбили, – рассказывает Виктор Петрович. – А станция горела жутким пламенем».

 

Фотограф: Егор Александрович

 

 

 

 

14. Николай Дроздов, 88 лет.

 

Попал на фронт в 17 лет. Был сержантом в танковых войсках. «Я освобождал Гомель. Был трижды ранен в боях», – рассказывает ветеран. Одно из ранений спустя много лет сказалось на зрении. В результате Николай Сергеевич полностью ослеп. С женой Ольгой Семёновной познакомился во время Великой Отечественной войны в госпитале, где она работала медсестрой. Вместе они уже 60 лет.

 

Фотограф: Евгения Писаренко

 

 

 

 

 

 

 

15. Мария Петровец, 85 лет.

 

«Мне было 15 лет, когда фашисты расстреляли мать и отца, – рассказывает с дрожью в голосе Мария Даниловна. –  И я пошла в партизанский отряд имени Ворошилова, который входил в бригаду Емельяна Барыкина. Там меня определили в санчасть. Фельдшер за день обучила меня, как делать перевязки. Я ухаживала за 19-ю тяжелоранеными. Кормила их, резала из старых простыней бинты. После освобождения Речицы стала работать в полевом госпитале. Помогала врачам делать операции.  Много раненых было в боях за Гомель. Очень много! Легкораненые не отлёживались: получали первую помощь и опять рвались в бой.  А тяжелораненых мы отправляли на полуторках на большую землю».  

 

Фотограф: Анатолий Атрашкевич

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

16. Николай Калиниченко, 88 лет.

 

Николай Николаевич воевал в артиллерии. «На подступах к Гомелю я сбил немецкий самолёт, который упал возле реки Сож, – вспоминает сержант Великой Отечественной войны. – Немецкий пилот, который спасся, прыгнув с парашютом, при приземлении на нашей стороне поднял руки и закричал: “Русь! Русь!”».

 

Фотограф: Максим Росташанский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

17. Иван Курдесов, 89 лет.

 

Состоял в диверсионно-разведывательном отряде, который боролся с фашистами на Гомельщине. «Наши разведчики установили расположение склада немецких бомб и снарядов, который находился в Новобелице, и доложили в Москву, – рассказывает Иван Фёдорович. – Вскоре для их уничтожения в небе появились наши бомбардировщики. Ночью с помощью фонариков мы показали лётчикам место расположения бомбоскладов, которые были уничтожены». А с мая 1943 года Иван Курдесов находился в партизанском отряде имени Кирова.

 

Фотограф: Егор Александрович

 

 

 

 

18. Леонид Горячкин, 90 лет.

 

«Я бил по немецким позициям из “Катюши”в трёх километрах от Гомеля. Давал несколько залпов, а потом в спешном порядке менял месторасположение реактивной установки, – рассказывает Леонид Георгиевич, который в звании старшего лейтенанта служил на смертельном для фашистов оружии. – Нужно было быстро перемещаться, иначе могла засечь и уничтожить немецкая артиллерия. Одну “Катюшу”недалеко от нас так и “накрыли”. А закончил я войну в Берлине, где расписался на Рейхстаге».

 

Фотограф: Алексей Морозов

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях