Эстрадно-симфоническому оркестру исполняется 20 лет | Новости Гомеля
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
15:20 28 Октября 2016 Культура

Эстрадно-симфоническому оркестру исполняется 20 лет

Многие оркестры ассоциируют в первую очередь с их дирижёрами. В ноябре исполняется 20 лет эстрадно-симфоническому оркестру Гомельской областной филармонии, 10 из которых им руководит Станислав Шныр. «Мечтаю с коллективом достичь известности, которая вышла бы за пределы нашей страны, – признаётся маэстро. – Сейчас мы стремимся к этому. У нас есть хороший репертуар.  Наряду с произведениями симфонического жанра музыканты способны во всём великолепии представить публике популярные эстрадные композиции для оркестра, обработки народных песен, известные номера из мюзиклов, рок-опер, музыку из кинофильмов». О пути к дирижёрскому пульту и успехах своего коллектива художественный руководитель и главный дирижёр рассказал журналисту «ГВ».

Юный горнист

В семье Станислава Шныра не было музыкантов. Отец работал прорабом на стройке, мать в книжном магазине. Возможно, способность музицировать будущему дирижёру передалась от бабушки, которая была из шляхетского рода и обладала многими талантами. Франтишка Свентицкая оставила своё имение в Украине после Октябрьской революции и вместе с сестрой пешком бежала в Гомель. 

– В детском саду меня и ещё нескольких мальчиков повели на радио записать песню про октябрят. Одели большие наушники и поставили один микрофон на всех, – вспоминает первый творческий опыт Станислав Шныр. – Мы неплохо интонировали, так как по-настоящему петь дети не умеют из-за несформировавшегося голоса. Затем была учёба в музыкальном классе средней школы № 43. Приняли меня туда достаточно прозаично. Повторил, простучав карандашиком, ритм мелодии и спел песню. Восемь лет играл на баяне. Исполнял Шопена, Баха, белорусские народные композиции.

Когда Станислав Шныр учился в 3-м классе, к ним в школу пришли музыканты из Дворца пионеров (дворец Румянцевых и Паскевичей) и предложили записаться в кружок горнистов и барабанщиков:

– Почти весь класс поднял руку, желая попробовать себя в новом деле. На прослушивание пришла половина моих одноклассников. А в итоге осталось трое. Я и мои товарищи Вова Фурсиков и Сергей Любаев. Как потом оказалось, мы попали не в кружок, а в детский самодеятельный духовой оркестр. Сначала я играл на горне, потом пел. Помню, в одной из композиций о гражданской войне в России были такие слова: «Как бы крепко ни спали мы,/ Нам подниматься первыми/ Лишь только рассвет забрезжит/ В серой весенней дали.../ Это неправда, что маленьких/ Смерть настигает реже:/ Ведь пулемёты режут/ Часто у самой земли».

В середине 80-х годов в пионерскую организацию принимали в торжественной обстановке Дворца пионеров. 

– Вместе с товарищами я сопровождал это действо игрой на горне, – продолжает вспоминать творческие опыты Станислав Шныр. – Мероприятие проходило в течение недели и заканчивалось 22 апреля, в день рождения вождя мирового пролетариата Владимира Ленина. На всё это время меня, пятиклассника, освобождали от занятий в школе. Вдобавок выдавали талоны на питание. И они стали моим первым заработком как музыканта.

 

Музыкантом быть не собирался

– Поступать в Гомельское музыкальное училище имени Н. Ф. Соколовского (ныне колледж искусств) не собирался, – признаётся Станислав Шныр, – но знал одно: я не хочу идти в 9-й класс (прим. ред. – тогда базовое образование было 8 классов). Хотелось чего-то нового. И вот случайно в один из летних дней встретил на городском пляже своего одноклассника. Он мне сказал, что намерен поступить в музыкальное училище. «А что ты там будешь делать?» – поинтересовался я. «На трубе играть», – услышал в ответ. На баяне я играть не любил, а вот на трубе мне нравилось. Товарищ, увидев мою нерешительность, сказал: «Да что там думать, пошли со мной. Будешь играть и деньги ещё за это получать». «Какие деньги?» – я был в искреннем недоумении. «Какие? Стипендию 30 рублей», – сказал Сергей. Меня привлекли, конечно же, не деньги, а то, что это было что-то новое. На вступительном экзамене сыграл с другом дуэтом «Фанфарный марш», написал сочинение и диктант. В итоге нас приняли.  

За четыре года учёбы было всё: участие в студотрядах, поездки на картошку и, конечно же, интересные занятия, после которых юный Станислав шёл в Гомельский государственный цирк, где подрабатывал в оркестре игрой на трубе. А затем с 1989-го по 1991 год музыкант служил в Минске и играл в военном ансамбле «Ровесник».

– Мы заняли первое место среди коллективов войск ПВО на конкурсе солдатской песни, который проходил в Москве в 1991 году, – добавляет Станислав Брониславович. – Должны были участвовать в телепередаче, но этого не произошло, так как начались события, связанные с распадом СССР.

От конга к пульту

После возвращения из армии Станислава Шныра снова пригласили работать в оркестр Гомельского цирка, а в 1996 году вместе с дирижёром Юрием Василевским он участвовал в организации эстрадно-симфонического оркестра при Гомельской областной филармонии, в котором играл на трубе до 2005 года. 

– Поступило предложение от Сергея Пархоменко, более известного как рэпер Серёга, поработать с ним в качестве аранжировщика и музыканта, – рассказывает  дирижёр. – В результате принял участие в записи его первого, ставшего очень популярным, альбома. Вместе с артистом побывал на гастролях в Западной Европе, России, Украине. И хотя примерно через год мы перестали сотрудничать, остались в приятельских отношениях. А затем Станислав Шныр решил снова вернуться в родной коллектив:

– Вакансий трубача не было, и я полгода играл на перкуссии. Треугольник, тамбурин, конга, бонго составляли мой музыкальный арсенал. Также выполнял обязанности помощника дирижёра, разбирал с исполнителями нотные партии, занимался административной работой, писал для оркестра аранжировки и даже трудился в качестве грузчика, когда нужно было перевозить инструменты. 

В 2007 году руководитель коллектива Юрий Василевский по состоянию здоровья не смог больше выполнять свои обязанности, и за дирижёрский пульт встал Станислав Шныр. Чтобы лучше освоить свою профессию, он поступил в Белорусский государственный университет культуры и искусств, где получил две специальности: трубача и дирижера эстрадно-симфонического оркестра. 

 

Сплошная агогика

– На концерте зачастую общаюсь с музыкантами глазами и лишь слегка жестами рук, – говорит Станислав Шныр. – Здесь очень важна мимика. Моя задача – объединить в одно целое всех выступающих и задать их игре определённую пульсацию. Если утрировать, то можно сказать, что дирижёр – это своеобразный метроном, задающий ритм исполнителям, или тамбурмажорский жезл в военном оркестре. Он поднимается вверх, опускается вниз, и… пошла мелодия. То же самое делает и дирижёр.

Но так как руководитель оркестра – это всё-таки человек с живыми эмоциями, без которых невозможно ни одно выступление, то и звучание коллектива зачастую зависит от характера маэстро и его восприятия той или иной композиции.

– В музыке есть такое понятие, как агогика. Это небольшое отклонение (замедление, ускорение) от темпа для  придания произведению художественной выразительности, – поясняет Станислав Шныр. – Такая особенность в исполнении отличает «живую» музыку от «мёртвой», которая сочиняется за компьютером. Все звуки в электронной игре одинаковые, так как записаны в однообразном темпе. Человек же по своей природе не может играть одинаково. Почему говорят, что музыка исполнена с душой? Потому что маэстро и музыканты не просто сыграли, а добавили в ноты свои чувства. Для того чтобы это произошло, дирижёр руководит коллективной оркестровой агогикой. На словах это звучит так: «Здесь больше, эмоциональнее, громче-громче, а здесь ушли-ушли, и опять темп-темп и чуть-чуть отпустили». Во многом от вкуса дирижёра зависит исполнительский уровень коллектива, – подытоживает Станислав Брониславович. 

Музыка – это всё!  

Эстрадно-симфонический оркестр под руководством Станислава Шныра создал более 20 концертных программ, среди которых: «Шлягер на все времена» – мелодии и песни белорусских и советских композиторов, «Памяти Карузо» совместно с арт-проектом «ТенорА XXI века», «70-летие освобождения Беларуси», а также «Мюзикл: лучшее и любимое», «Любимые мелодии кино», «Творческий вечер народной артистки Беларуси Галины Павленок» и «Я не люблю, когда наполовину…», посвящённый памяти Владимира Высоцкого.

В репертуаре коллектива, в который входит около 40 человек, более 400 произведений. Музыканты много гастролируют, представляли белорусское эстрадное искусство в России, Украине, Словении, Польше и Латвии.

– Своим учителем считаю заслуженного артиста Беларуси, выдающегося маэстро Юрия Василевского, который 10 лет руководил коллективом. Я учился профессии на практике, – подчёркивает Станислав Шныр, – наблюдая за тем, как это делает Юрий Александрович. Важно было понять, что дирижёр – это в какой-то степени оратор, который убеждает всех следовать своему мнению. Немой оратор я на сцене, а на репетициях стараюсь всё подробно объяснять музыкантам, чтобы они поняли мой замысел. Придираюсь буквально к каждой ноте. Ведь музыка для меня – это всё! Это то, что помогает человеку не только расслабиться, но и мобилизует людей на свершения, побуждает радоваться жизни и вдохновляет видеть прекрасное.

*  *  *

Рассказал Станислав Шныр и о том, что бывает очень импульсивен на репетициях, а ещё любит заниматься «рукоприкладством». Не подумайте ничего плохого, просто дирижёру нравится столярничать у себя на даче, и с лобзиком и фуганком он обращается не хуже, чем с дирижёрской палочкой. Кстати, в юные годы маэстро сам изготавливал дирижёрские палочки из учительских указок. В свободные же часы музыкант любит почитать Артура Конан Дойля, Джеймса Чейза. В юности увлекался советской кинофантастикой. Ему до сих пор нравятся ленты Андрея Тарковского «Солярис», Ричарда Викторова «Отроки во Вселенной» и «Через тернии к звёздам». Станислав Брониславович признаётся, что хотел бы попробовать себя в комической роли в кино и снова, как в детстве, побывать в пионерском лагере «Артек». Тем, кто хочет реализовать себя, он советует больше работать и считает, что даже из самой безвыходной ситуации есть выход. Может быть, не самый безобидный для человека, но он есть. Станислав Шныр хороший семьянин. У него подрастают 17-летний сын и дочь, которой сейчас два с половиной года. 

Дирижёр уважает творчество Леонида Агутина, Сосо Павлиашвили, джазового пианиста и трубача Артуро Сандоваля, скрипача Дэвида Гарретта, чьи выступления импонируют Станиславу Шныру сочетанием классических и современных стилей. Именно такой сплав прошлого и настоящего гомельчане смогут оценить 11 ноября в ОКЦ на концерте «КлассикNEW», посвящённом 20-летию эстрадно-симфонического оркестра. Любимые мелодии дополнят нотки джаза, рока и эстрады. Ярким акцентом вечера станет виртуозная игра музыкантов в сочетании со световым шоу-представлением и хореографическими номерами.

Начнётся программа в 18.30.


Автор фото: Анна Пащенко

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях