Он дирижировал 900 музыкантами и выступал в Париже. Чем ещё удивил Сергей Добриденев, который 40 лет учит детей играть на трубе | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
18:00 08 Октября 2022 Культура

Он дирижировал 900 музыкантами и выступал в Париже. Чем ещё удивил Сергей Добриденев, который 40 лет учит детей играть на трубе

Труба позвала Сергея ДОБРИДЕНЕВА в мир музыки в десятилетнем возрасте и определила его судьбу. Пожалуй, нет той мелодии, которую бы он не исполнил за 54 года владения медным инструментом. А ещё в детской музыкальной школе искусств № 1 имени П. И. Чайковского заведующий её эстрадно-духовым отделением создал образцовый духовой оркестр и руководит им почти 40 лет.

– Знаете, чем отличаются ладони дирижёра от рук художника? По сути ничем! – убеждён Сергей Евгеньевич. – Только вместо кисти я пользуюсь дирижёрской палочкой. Рисую ею образ музыкального произведения. Краски мне заменяют нотная палитра, мелодия и ритм. Каждым своим движением стараюсь вдохновить оркестр на бурю эмоций. Чтобы услышать от зрителей «Браво!»

Когда звонит его мобильный телефон, в аудитории детской музыкальной школы искусств № 1 имени П. И. Чайковского звучит партия трубы из песни: «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь». Жизнью для заведующего эстрадно-духовым отделением школы Сергея ДОБРИДЕНЕВА стала музыка, которой он отдал 54 года. А позвала его в этот мир труба.


Незнакомец из «горбатого» запорожца

– Как я начал играть на трубе? Вышел забавный случай, – вспоминает Сергей Добриденев. – В 10 лет поехал к бабушке в Урицкое на каникулы. Делать было нечего, и я, вытащив руль из велосипеда, стал дуть в полую ручку. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось… Подъехал старенький «горбатый» запорожец. Оттуда вышел человек. «А ну-ка дунь!» – говорит.  Я взял свою железяку и дунул. Получилось. «Приходи завтра ко мне на занятия», – предложил незнакомец. Им оказался Михаил Борисович Вольфсон. Он руководил взрослым оркестром, а также его вторым детским составом.


 Повторив за мэтром ритмический рисунок, который тот отстучал карандашом по столу, Сергей Добриденев был принят в детский коллектив. А после нескольких занятий на трубе Михаил Вольфсон сказал будущему музыканту: 

– Сергей, этот инструмент тебя накормит, оденет и обует. У тебя есть все данные, занимайся. 

– Если бы не мой первый учитель музыки, то, возможно, я стал бы математиком или историком, так как очень любил эти предметы, – замечает собеседник.

Решив связать свою судьбу с музыкой, Сергей Добриденев поступил в училище имени Н. Ф. Cоколовского (ныне колледж), где, к слову, познакомился с будущим заслуженным деятелем искусств Беларуси, директором Гомельского цирка Яковом Лобовичем, который недавно ушёл из жизни.

– Нас познакомила труба, – вспоминает Сергей Евгеньевич. – Мне нужно было купить инструмент, который был у Якова Михайловича. Его труба мне не подошла, но зато мы стали хорошими друзьями. Настолько, что на 30-летие моего образцового духового оркестра он подарил мне два чемодана своих нот к многочисленным произведениям. Что значительно расширило наш репертуар.




Играли 1100 трубачей!


Учась на дирижёра в институте культуры, Сергей Добриденев подрабатывал трубачом в минском цирке. Там он, к слову, познакомился с будущим народным артистом Беларуси Михаилом Финбергом, который вёл у юных музыкантов практические занятия. Но до того как попасть в столицу, Добриденев поучаствовал в грандиозном событии.


– Помню, как в 1976 году целый эшелон музыкантов отправился из Гомельской области, чтобы принять участие в конкурсе духовых оркестров, проходившем в Минске. На площади Победы выстроилось 1100 трубачей, – с восхищением рассказывает Сергей Евгеньевич. – И я был одним из них. За нашей спиной расположились остальные музыканты. До сих пор слышу, как барабанный бой нарастающей дробью проходит через вытянутый в километровую линию оркестр. А о трубах и говорить нечего, настолько это было мощно! И всем этим музыкальным морем дирижировал на трёхметровом возвышении народный артист БССР полковник Борис Пенчук. Это было невероятное по силе звучания выступление! А потом оркестры продолжили радовать слушателей в столичных парках. 


В роли дирижёра Сергею Евгеньевичу посчастливилось самому руководить огромным оркестром из 900 человек. Концерт прошёл в амфитеатре на набережной Речицы. А настоящей реликвией для заведующего эстрадно-духовым отделением по сей день является диплом Министерства народного образования БССР, которого удостоили юных воспитанников музыкальной школы имени П. И. Чайковского за участие в 1988 году во II респуб­ликанском празднике детских духовых оркестров.



Качаю железо, чтобы владеть трубой

Был в жизни музыканта и период, когда он в составе симфонического оркестра играл на трубе во дворцах Парижа, исполнял для жителей Германии так полюбившиеся им русские мелодии. А в 1984 году из секции, где обучалось 30 ребят, Сергей Добриденев вместе с педагогами создал отделение духовых и ударных инструментов, которое и возглавил. Сейчас здесь занимается около 200 ребят под руководством десяти высоко­классных наставников. 


  • 200 ребят занимается на эстрадно-духовом отделении музыкальной школы искусств № 1.

– Мои ученики играют в гомельском цирке, музыкальных коллективах погран­войска и МЧС, оркестре «Немига» в Минске. Первую трубу в Президентском оркестре играет также мой воспитанник Павел Лавринович, – не без гордости отмечает Сергей Добриденев. – Всего же за годы работы я обучил более 80 ребят. Дело это непростое и требует большого труда. Не верите? Тогда попробуйте извлечь звук из трубы, – Сергей Евгеньевич протягивает мне инструмент и показывает, как правильно сложить губы, чтобы получился жужжащий звук. У меня получается что-то натужно-протяжное, как если бы слон протрубил в хобот. Вдобавок начинает кружиться голова.


– Это хорошо, значит, мозг обогащается кислородом, – замечает собеседник.

– Наверное, игра на духовом инструменте лучше всякого плавания, ещё и лёгкие развивает, – делаю предположение. 

– Ну почему же? Без спорта в нашем деле никуда. Я вот с 1985 года трижды в неделю посещаю бассейн. Хорошо владею брассом, кролем, баттерфляем. Не просто барахтаюсь в воде, а работаю на водной дорожке. Кроме того, ежедневно утром около часа тренируюсь с «железом». Жму от груди 80-килограммовую штангу, поднимаю 10-килограммовые гантели, качаю пресс. Могу 15 раз подтянуться, сделать более 50 отжиманий. В общем, соблюдаю армейский режим. Иначе просто не смогу ежедневно обучать шесть–семь ребят игре на трубе. Ведь для того чтобы это делать, нужно самому в совокупности четыре часа в день музицировать на духовом инструменте. 

– Не сложно-то в 64 года?! – искренне удивляюсь. 


– Отработать полуторачасовой концерт не так-то просто. Я не проверял, но учёные подсчитали, что час занятий на трубе по затрате калорий равен выкопанной двухметровой яме. Думаю, они не ошиблись. Вы представляете, сколько мышц участвует в выдохе и вдохе? Чтобы создать мощный, хороший звук, нужны дисциплина и физическое развитие. Поэтому я прошу своих учеников каждый день делать зарядку. 

Без права на «кикс»

Протерев мундштук, Сергей Евгеньевич передаёт трубу 8-летнему Илье Горбачёву. 


– Это ваш юный горнист? – уточняю.

– Ну что вы… Горнист – это самодеятельность. Тот, кто знает лишь пару сигналов. Илья у нас играет. Давай-ка исполним «Комариночку», – предлагает Сергей Добриденев и начинает аккомпанировать ученику на пианино. 


Мальчик с лёгкостью подхватывает мелодию, которую педагог завершает восклицанием: «Молодец!»

– Наши ученики не только овладевают инструментами и умеют играть сложнейшие марши Семёна Чернецкого, но и получают эстетическое воспитание. Чтобы стать грамотными музыкантами и хорошими людьми. Это тоже немаловажно, – добавляет педагог. – Учу ребят играть с душой. Тогда и зритель слушает внимательно. Можно развить слух, голос, но вот чувство ритма человеку даётся от бога. Без него невозможно стать настоящим исполнителем. А духовики – очень ответственные люди, они не могут плохо играть. Иначе второй раз тебя не пустят на сцену. У нас, как у сапёров: ошибиться можно только один раз,  – замечает  наставник. – Да, небольшая ошибочка – «кикс», как говорят в моей профессии, – бывает у каждого. Это же живая музыка. Но зритель этого не должен услышать.


Сам же преподаватель виртуозно владеет игрой на трубе, а будучи дирижёром, знает, как извлечь мелодию из флейты, кларнета, саксофона, тромбона, тубы и валторны. 


– Могу сыграть партию на бас-гитаре, сесть за барабанную установку, на которой упражнялся в юности, – добавляет Сергей Евгеньевич. – Очень люблю исполнять  музыку композитора Георгия Свиридова. Пишу также аранжировки для детского оркестра, переделываю нотный материал под каждого ученика. А если надо, могу и в роли солиста баритоном и даже басом исполнить песню. Одна из моих любимых – «От героев былых времён… »Главное делать всё с душой и от чистого сердца. И результат не заставит себя ждать. Что же касается духовой музыки, то она отнюдь не комнатной природы. Требует больших залов, открытого пространства улиц. Там она по-настоящему может завладеть чувствами зрителей, как завладела когда-то моими. Раз и навсегда…


Автор фото: автора

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях