Проект "Галактика Гомель": Позывной «Броневик» | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
19:35 09 Сентября 2022 Галактика "Гомель"

Проект "Галактика Гомель": Позывной «Броневик»

Проект "В" "ГАЛАКТИКА ГОМЕЛЬ", посвящённый Дню нашего родного города, познакомит читателей с гомельчанами и их ремеслом. 

Красная планета Марс названа в честь бога – покровителя людей воинского долга. А таких в нашем городе проживает немало. Ветераны Великой Отечественной войны и Вооружённых Сил, воины-интернационалисты – все они сполна отдали долг Родине.

– А ну-ка шашки подвысь, мы все в боях родились, нас крестила в походах шрапнель… – напевает старший прапорщик в отставке Виктор БОРОВИК, держа в руках конармейскую тачанку, которую смастерил для выставки ко Дню города. Несмотря на возраст мужчины и выслугу лет, его глаза продолжают блестеть молодецким задором, как и медаль «За отвагу», которую он получил в Афганистане. Не менее отважным был и его дядя партизан Тимофей Хвесеня, который вместе с  Емельяном Барыкиным освобождал от немецко-фашистских захватчиков город над Сожем. 



На подступах к Гомелю

– Перед взятием Гомеля партизаны Барыкина нанесли на карту места дислокации немецких войск. Её нужно было перенести через линию фронта и передать командующему Константину Рокоссовскому для успешного наступления Красной армии. Со спецзаданием были отправлены три группы. Две из них погибли, а третья, которой руководил Тимофей Тимофеевич, доставила ценный документ полководцу в руки. На подступах к Гомелю советские войска в пух и прах крошили врага. «Если бы вовремя тыловые части подвезли боеприпасы и горячее, мы бы сходу взяли город. Но дороги развезло, стояла непролазная грязь, и движение замедлилось», – приводит слова дяди Виктор Николаевич.

Как-то народные мстители наскочили на железнодорожном полустанке на фашистскую засаду. Тимофей Хвесеня нажал на курок пулемёта, а тот молчит: заклинило затвор. Партизан спасло сало, которым Тимофей Тимофеевич тут же смазал оружие. 


Виктор Боровик и Тимофей Хвесеня

– Вся свора немцев бросилась в кусты. А наши бойцы с криком «Ура!» их добили. Командир объявил благодарность дяде со словами: «Если бы не твой пулемёт и белорусское сало, была бы нам крышка», – добавляет Виктор Боровик.  

А когда Тимофей Хвесеня влился в ряды Красной армии, командование включило его в состав диверсионной группы. Это было связано с тем, что он знал польский и немецкий языки, ведь до войны будущий партизан жил в деревне Чемеры Гродненской области, которая входила тогда в состав Польши. К слову, там же жил и Тимофей Боровик, семья которого в 1939 году скрывала у себя от жолнеров организатора комсомольского подполья Западной Беларуси Сергея Притыцкого.

– Командуя диверсионной группой, Тимофею Хвесене предстояло уничтожить завод по производству моторов для мессершмиттов в городе Чопау, – рассказывает Виктор Боровик. – Немцы натянули над промышленным зданием голубой экран, и советским бомбардировщикам казалось, что они пролетают над озером. Группа диверсантов забросала тент фосфорными шашками. Исходящий от них свет указал лётчикам место, куда следует сбросить бомбы. Диверсия удалась, но и наших бойцов потрепало. Началась погоня с собаками и стрельбой, в которой Тимофея Хвесеню ранило в руку. На этом его боевой путь закончился, и он вернулся в родную деревню, где много лет проработал агрономом. С детского возраста он приучал меня к труду на родной земле. И уже в 14 лет я убирал хлеб на комбайне, – добавляет племянник. 



Жаркие дни Афгана. Не менее славный воинский путь прошёл и Виктор Боровик, который был призван в армию в 1975 году.


– После обучения в Марьиной Горке меня направили служить в реактивную артиллерию немецкого города Карл-Маркс-Штадт (ныне Хемниц). А во время обучения на прапорщика в Горьком (ныне Нижний Новогород) я познакомился со своей будущей женой Светланой Валентиновной, – с теплотой в голосе вспоминает Виктор Николаевич, – с которой мы в этом году отметим 45 лет совместной жизни. 


В Германии родились сын Георгий и дочь Анастасия. Там же в 1982 году я впервые получил распоряжение отправиться в Афганистан. Но меня не взяли, так как, будучи секретарём комсомольского бюро 3-го дивизиона, я замещал секретаря комитета комсомола бригады, который отправился осваивать целину.  


В 1982 году политуправление округа направило Виктора Боровика в Гомель. Будучи секретарём комсомольской организации батальона, он участвовал в строительстве на заводе «Гомсельмаш», ЗЛИНе, химзаводе, затем на Гродненщине, где возводился филиал Минского тракторного завода. 

– Мой дядя освобождал Гомель, а я отстраивал ещё в 70-е годы прошлого века, трудясь в студотряде, – отмечает Виктор Николаевич.

А в 1987-м ему пришла телефонограмма с приказом отправляться в Афганистан. 

– Два года родители думали, что я нахожусь на Кубе. Не хотелось, чтобы они волновались. Только жена знала, что я служу старшиной отдельной огнемётной роты в Шинданте.  Никогда не забуду, как спустя 13 лет встретил там своего первого командира батареи Володю Комильгу, знакомого ещё по службе в Германии. Услышал в приоткрытую дверь его голос, не выдержал и вошёл. Положил ему на плечо руку, говорю: «А в Карл-Маркс-Штадте  на Ленинштрассе пиво холодное продают в русиш ресторане». Он обернулся: «Броневичок, сынок!» – глаза воина-интернационалиста становятся влажными от воспоминаний. – «Броневик» – это был мой позывной, который прошёл со мной через все 18 лет службы. А она была непростая.

Владимир Николаевич начинает читать свои записи о службе в Афгане: «Дорога – разбитая бетонка. Земля – глина, гравий, щебень, а в основном песок – пыль по щиколотку. С «Урала» или БТРа спрыгнешь и проваливаешься в эту пыль чуть ли не по колено. Сколько было вывихов и ушибов. Ведь человек видит землю, как она есть. А там пыль, бездна. Возле трассы кишлаки разбитые. И вот что в душу запало. Везде, где моему взору открывался горизонт, – обработанная земля. Подошли мы к кандагарской "зелёнке" и только с трассы съехали – по нашей колонне начали бить миномёты. Попали в мёртвую зону, и осколки полетели над нами. А потом из пулемёта-
«крупнячка»... Страх был, но и шоковый смех, когда наш водитель натягивал на левое ухо гимнастёрку, укрываясь таким образом от осколков мин и пуль. Прошло с тех июльских дней 34 года, а всё как наяву в глазах стоит…»

В одном из таких боёв Виктор Боровик получил свою медаль «За отвагу». 


– Шёл орден Красной Звезды, но одному старшему лейтенанту кто-то из сослуживцев не оказал должного уважения. И наши награды понизили, – говорит собеседник, которому не раз приходилось в бою пользоваться не только огнемётом и пулёметом, но и снайперской винтовкой. 

– До сих пор неплохо стреляю, – добавляет Виктор Николаевич. – На День машиностроителя выиграл себе даже куртку, попав три раза в десятку. 

А в ноябре 1987 года после боя на заставе Боровику сразу присвоили звание старшего прапорщика:

–  Духи обстреляли нас из миномётов, но и мы чётко сработали.  Пока подошло подкрепление, 12 моих ребят из огнемётов, выпускающих реактивные гранаты, начинённые огнесмесью, и пулемётов откинули назад наступавших автоматчиков. 


От тех жарких дней у Виктора Николаевича остались не только воспоминания, но и множество фотографий с сослуживцами. О каждом из этих мужественных молодых ребят ему есть что рассказать. А городу Гомелю о его героическом прошлом воин-интернационалист хочет напомнить с помощью своей военной выставки. 


– У меня у самого подрастает пять внучек и внук Тимофей, названный в честь моего героического дяди, – говорит Виктор Боровик. – Хочется, чтобы их сверстники знали о том, как сражались наши деды и прадеды. И брали с них пример.


Автор фото: Дмитрий Чернявский

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях