Проект: "Если не мы расскажем, то кто?" Победил, но домой не вернулся | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Дарья Моложавская Дарья Моложавская Автор текста
17:40 27 Августа 2022 Год исторической памяти

Проект: "Если не мы расскажем, то кто?" Победил, но домой не вернулся

«Если не мы расскажем, то кто?» – название нового проекта возникло из фразы, обронённой читателем, чей дед боролся с немецко-фашистскими захватчиками на гомельской земле. В этих словах отразилось тревожное чувство за наше прошлое, которое может быть потеряно навсегда. Вместе с наследниками поколения победителей в Год исторической памяти мы вспомним подлинных героев из далёких дней.



Аккуратная стопка старых документов, о которых далее пойдёт речь, в руках гомельчанина Александра Иоффе оказалась не случайно. 


Среди других личных вещей эти бумаги бережно хранила супруга его отца Евгения Шлапакова. Когда её не стало, появилась необходимость стопку разобрать. Выяснилось, что все эти документы так или иначе имеют отношение к фронтовому пути её брата Семёна Фадеевича. 



На редакционном столе вместе разбираем семейный архив: в ветхих военных письмах хорошо читается текст, с чёрно-белых фотографий смотрят строгие, смелые лица, будто блестит омытая слезами скупая на подробности «похоронка». Среди прочих белым цветом бумаги выделяется письмо, написанное относительно недавно – в 90-е годы прошлого века. Его прислали из Чехии, и оно также имеет отношение к боевому пути Семёна Фадеевича. Но обо всём по порядку.

В 1939 году закончил училище (Семён Фадеевич вверху).

– С Евгенией Фадеевной мой отец прожил 16 лет. Её не стало около года назад. 19 августа ей бы исполнилось 95 лет, – рассказывает Александр Яковлевич. – Родом она из Витебска, но после окончания минского мединститута по распределению попала в Гомель. И примерно с 1950-го жила и трудилась в нашем городе. 



Со слов Евгении Фадеевны Александр Яковлевич знал о том, что её брат воевал. Но без каких-либо особых подробностей. Однако когда в его руках оказались благодарности, письма с фронта, извещение о гибели и другие документы, ему захотелось узнать больше. 



– Интерес привёл меня на сайт «Память народа» и подобные ему, где я нашёл недостающие части истории, – говорит Александр Иоффе, аккуратно раскладывая на столе распечатанные документы. – Выяснилось, что у Семёна Шлапакова есть две награды: орден Отечественной войны, орден Красной Звезды, а также то, что он являлся гвардии капитаном, начальником связи армейского зенитно-артиллерийского полка.

На сайте «Память народа» Александр Яковлевич нашёл и описание одного из подвигов, совершённых Семёном Шлапаковым. В 1941 году тот воевал на Ленинградском фронте. В сентябре в результате прорыва обороны с группой бойцов попал в частичное окружение и был отрезан от своих войск. 

«В этой трудной обстановке капитан Шлапаков вместе с двумя бойцами совершил обходной 40-километровый марш по болоту через расположение немецких войск. При этом он принимал активное действие против врага путём обрезания его телефонных линий…»

– Они делали так называемые рогульки и наматывали на них вражеский кабель. Намотали почти 12 километров провода! – объясняет Александр Иоффе. – Понимаете? Они не просто стянули у немцев кабель, это была настоящая диверсия, благодаря которой враг был лишён связи! Семён Фадеевич воевал очень достойно! 

Гвардии капитан Шлапаков прошёл практически всю войну и уже отправил семье в Беларусь письмо о том, что он возвращается, однако пожить под мирным небом ему так и не пришлось. 



– У Евгении Фадеевны хранилась книга «Вам благодарность, и любовь вам. 1945–1975», которую ей подарили в Чехии – стране, где погиб её брат. Читаем одну из страниц:


«Бои с рассеянными группами нацистской армии осуществлялись в лесах у Лжина. В военном госпитале в городе Собеслав умер вследствие ранения гвардии капитан Семён Фадеевич Шлапаков. Могилу с памятником своего мужа привела в порядок его жена. Гвардии капитан умер накануне дня своего рождения. 7 июня 1945 года. Ему было 25 лет. Могилу регулярно посещает сестра погибшего». 


В книге есть изображение почти двухметрового мраморного обелиска с фотографией Семёна Фадеевича, установленного в месте захоронения в городе Собеслав.


– Написано очень кратенько, но сама Евгения Фадеевна рассказывала, что её брат ехал в открытой машине, когда из леса выстрелили, – вспоминает Александр Иоффе. – Можете себе представить: июнь, война уже закончилась, но немцы ещё везде блуждают. Выстрелив, они попали в водителя, а также в Семёна Фадеевича, машина перевернулась. Спасти его не удалось, так как он был серьёзно ранен. На электронных страницах «Памяти народа» среди других документов есть медицинская карта из госпиталя, в которой отмечено, что у Семёна Фадеевича было ранение в грудную клетку и перелом основания черепа в результате ДТП. 



В 70-х годах чешская сторона приглашала Евгению Фадеевну и её сестру Ларису посетить могилу брата, тепло принимали и постоянно поддерживали связь. 

– Но во всей этой истории больше всего меня поразило письмо, которое пришло из Чехии в 90-х годах, – делится Александр Яковлевич. – Оно свидетельствует о том, что тёплое, уважительное отношение к близким и родным павших воинов проявлялось в Чехии не для галочки, оно действительно было искренним. 



Письмо из семейного архива Шлапаковых датировано 13 апреля 1997 года. Пришло оно из чешского города Табор с улицы Громадкова, 1409/а. Автор письма Франтишек Воборски представляется местным учителем. На русском языке он обращается к Евгении Фадеевне со словами благодарности за то, что сделал её брат и все советские солдаты: 

«Уважаемая пани Шлапакова, пишет вам один чешский учитель из города Табор. Вы вторая сестра офицера Красной армии, который погиб во время ужасной Второй мировой войны. Он похоронен на кладбище города Собеслав, который лежит на транспортной линии Прага – Чешска Будуевица. Я часто хожу на памятные места и ухаживаю за могилами солдат, которые воевали с фашистами на территории Чехословакии. Я на свою пенсию с одним столяром возобновил могилу неизвестного советского ребёнка, которую разрушил вандал в 1991 году. И сейчас памятник во всей красе на своём месте. Люди приходят, кладут цветы и к могиле гвардии капитана Шлапакова. Все могилы во время 50-летия со Дня освобождения были полны цветов – говорю о советских воинах, которые принесли наибольшие жертвы для нашей настоящей свободы. 

Помните! Мы, люди среднего и старшего поколения, никогда не забудем, кто нас освободил! Вечная слава храбрым советским воинам, павшим за свободу славянских народов!»

Автор письма также просит обязательно с ним связаться, в случае если семья поедет в Чехию к могиле, чтобы лично познакомиться, пообщаться, поблагодарить…

– Представляете, незнакомый человек пишет о том, что он ухаживает за могилами бойцов Красной армии! И делает это по собственному желанию и с личной пенсии! – не скрывает эмоций Александр Иоффе. – Он обещает родственникам погибшего солдата, что подвиг, совершённый советским народом, никогда не будет забыт… Читая эти строки, я думаю о том, что сегодня стало с людьми, которые хотят переписать нашу историю. Все эти события, когда сносят памятники советским солдатам, когда вдруг говорят, что их никто не освобождал… И ведь с момента написания письма прошло совсем немного времени. Что случилось с сознанием людей в Чехии, Польше, Словакии?



Александр Яковлевич уверен, что о Семёне Шлапакове, как и обо всех, кто защищал Родину, боролся с фашистами, нужно рассказывать как можно больше. Если каждый будет помнить о подвиге наших дедов и прадедов, ни одна пропаганда ни одной страны мира не сможет перечеркнуть нашу историю. Ни новые учебники, ни снесённые памятники не заставят забыть, какой ценой нам достались мир, свобода и жизнь, как и не заставят забыть тех, кто эту цену заплатил.


Автор фото: Дарья Моложавская

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях