От рук валютных мошенников, действовавших на Центральном рынке Гомеля, пострадали десятки человек | Новости Гомеля
Гомельские ведомости Гомельские ведомости Автор текста
16:24 14 Декабря 2019 Происшествия

От рук валютных мошенников, действовавших на Центральном рынке Гомеля, пострадали десятки человек

Обманный курс

В суде над фальшивыми менялами некоторые свидетели были засекречены, сообщает Народная газета.

Сегодня любой желающий может без проблем обменять валюту в специализированных банковских пунктах. В конце девяностых все складывалось иначе. К обменникам приходилось выстаивать длинные очереди. Доллары США (одна из самых ходовых валют) не всегда были в наличии. Наконец, имелась существенная разница между официальным курсом и теневым. Как это использовали криминальные группировки?

Менялы околачивались возле банков, торговых центров, вокзалов и гостиниц. Настороженно поглядывая по сторонам, вполголоса приговаривали: «Доллары, рубли, марки». (Под последними имелись в виду немецкие марки, на смену которым впоследствии пришли евро.) Каждый сведущий знал, чем занимаются эти ребята. Но не каждый, кто к ним обращался, понимал, что можно нарваться на абсолютно беспринципных кидал-мошенников.

В Гомеле их главной вотчиной стал Центральный рынок. Ко второй половине девяностых на его территории сформировалась разветвленная группировка, в состав которой входили бригады помельче. Во главе преступного сообщества оказался уроженец Грузии Бадри Бакрадзе (некоторые имена и фамилии по этическим мотивам изменены). На момент описываемых событий ему не было и тридцати. Ранее он отбывал наказание за незаконный оборот наркотиков. А после освобождения сколотил группу наперсточников. Ее участники втягивали доверчивых простаков в примитивную азартную игру, выиграть в которой было невозможно. Простая схема приносила стабильный доход, но подпольный валютный рынок сулил совсем другие цифры.

Первый эпизод, впоследствии легший в основу уголовного дела, датируется сентябрем 1998-го. Находясь на Центральном рынке, гомельчанка Елена Кравцова решила купить 50 долларов по заманчивому курсу. Продавцом выступала миловидная девушка, что также внушало доверие. Получив белорусские деньги, валютчица велела пройти в один из окрестных дворов — подальше от посторонних глаз. Туда же направился мужчина кавказской внешности. Все это время он был рядом и, как поняла Елена, участвовал в сделке.

Во дворе Бакрадзе достал калькулятор и, произведя вычисления, показал результат. Клиентка кивнула — на такую сумму и договаривались. А в следующий миг была ошарашена словами Бадри:

— Давайте деньги.

Кравцова пыталась объяснить, что уже передала их девушке. Однако грузин был непреклонен. Елена побежала искать обманщицу, которой и след простыл. Правда, спустя минуту женщина увидела обоих. Стоя возле машины, парочка пересчитывала деньги. А когда потерпевшая закричала, они сели и уехали.

Под руководством Бадри валютные мошенники, действовавшие разрозненно, стали сплачиваться в шайки. В итоге сформировалось около десятка команд. В каждую входило по несколько человек, называвшихся по кличке старшего бригадира либо другим обобщающим признакам. Например, те, кто жил на улице Волгоградской, стали «волгоградскими». А члены другой компании, занимавшиеся единоборствами, назывались «кикбоксерами». Были даже «электрики», некие «валики» и «портосы».

Все подчинялись Бакрадзе. Сам он уже не участвовал в мошенничествах напрямую. Осуществлял общее руководство и решал глобальные вопросы. Каждый день его можно было видеть на рынке попивающим кофе в одной из торговых палаток. Ребята подходили, о чем-то вполголоса докладывали и, получив указания, уходили.

Обычно бригады действовали автономно, однако при необходимости помогали друг другу. В основном использовали два метода. Первый, на который попалась гомельчанка Кравцова, назывался «на подвод». Задача одного кидалы заключалась в том, чтобы зацепить жертву, получить деньги и указать на напарника. Мол, он рассчитается. Тот в свою очередь заговаривал клиента до тех пор, пока не скроется коллега. Затем предлагал передать меняемые деньги. Потерпевший горячо доказывал, что уже отдал их «тому товарищу». Собеседник невозмутимо пожимал плечами: «того товарища» он знать не знает.

Второй способ именовался «сработать на единичку». Договорившись о курсе, человек передавал банкноту. С видом эксперта меняла щупал купюру, смотрел на свет, а затем начинал мудрено складывать, будто делая оригами. И в этот момент раздавался грозный окрик. Принадлежал он мужчине, который возникал словно из-под земли и, представившись милиционером, требовал прекратить незаконную сделку. Меняла судорожно совал купюру обратно владельцу и спешно ретировался. «Милиционер» даже не пытался задержать главного нарушителя. А вот его клиента, напротив, продолжал стращать последствиями в виде протокола и штрафа.

И даже, беря за локоть, будто бы вел в участок. Однако затем, ничего не объясняя, отпускал и сам растворялся в рыночной толпе. Человек, решив, что отделался легким испугом, облегченно вздыхал. И радовался до того момента, пока не разворачивал купюру. А затем впадал в шок. Вместо сотни или пятидесяти «зеленых» в его руках был one dollar.

Как легко догадаться, липовый милиционер все время был неподалеку и появлялся по условному сигналу. Если потерпевший пытался лично задержать кидалу, к тому спешила подмога. Дюжие молодцы давали понять, чтобы гражданин убирался подобру-поздорову без шума и пыли.

Иногда вместо «милиционера» прибегала толпа парней, начинавших ругать валютчика, который, дескать, сунулся на чужую территорию. Тот, краснея и бледнея, возвращал банкноту бедолаге и уходил, преследуемый разъяренными коллегами. Гражданин дивился накалу конкурентной борьбы и шел от греха подальше в обменник. И только там обнаруживал подмену.

Кстати, излюбленным местом промысла были передвижные пункты. Как-то у одной женщины не приняли купюру. Из-за пятна на поверхности кассир вернула банкноту со словами о том, что нужна экспертиза. Свидетелем разговора стал молодой человек, стоявший опершись о капот автомобиля. Из-за этого женщина приняла его за водителя обменника.

— А после экспертизы вам их вообще могут не вернуть, — знающе молвил тот и небрежно протянул руку. — Дайте-ка гляну...

Едва денежка оказалась у него, появился «милиционер». Парень впихнул в руку женщины купюру и бросился наутек. Финал этой постановки предсказуем.

На удочку мошенников попадались люди разных возрастов и профессий. В числе обманутых были старичок, переживший блокаду, и старушка, лишившаяся немецких марок. В нескольких случаях вместо «развода» совершался банальный грабеж. Деньги просто вырывали из рук зазевавшихся граждан и давали деру.

Изредка потерпевшим удавалось разжалобить наглецов и выплакать часть похищенного. Однако слезы действовали не всегда. Одна женщина долго упрашивала Бакрадзе, чтобы ей вернули хоть половину денег. Рассказывала о том, как одна растит ребенка и про родителей-инвалидов. В ответ Бадри процедил сквозь зубы:

— Я не Красный Крест — благотворительностью не занимаюсь…

Позже многие из потерпевших видели обидчиков на прежних местах. И даже требовали у них возместить ущерб. Кидалы только посмеивались. Однако смеяться им оставалось недолго...

Осенью 2003 года сотрудники гомельского областного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией начали комплекс оперативных мероприятий. Увенчались они серией арестов мошенников. Одновременно устанавливали потерпевших, опубликовав информацию в местных СМИ. Обращения граждан хлынули потоком. Оперативно-следственным путем было установлено около 60 фактов. Сколько их было на самом деле, можно только гадать. Многие потерпевшие даже не пытались обращаться в милицию, опасаясь неприятностей, грозивших им самим за незаконные валютные сделки.

Попутно вскрылись и другие темные дела, творившиеся на Центральном рынке. Оказалось, что там же действовала группа карманных воровок.

В итоге на скамье подсудимых оказались 19 человек. Рассмотрение дела проходило при повышенных мерах безопасности. Зал суда охранял усиленный конвой, а личности некоторых свидетелей пришлось засекретить.

В октябре 2005-го был вынесен приговор. В зависимости от содеянного, действующие лица криминальной истории лишились свободы на сроки от 2 до 12 лет. Среди тех, кто получил максимальное наказание, был и Бадри Бакрадзе.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях