Полковник, изменивший судьбу Гагарина и разведчик, захвативший 64 «языка», в проекте «Почётные гомельчане» | Новости Гомеля
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
10:05 26 Августа 2021 Новые имена Беларуси

Полковник, изменивший судьбу Гагарина и разведчик, захвативший 64 «языка», в проекте «Почётные гомельчане»

Так исторически сложилось, что первыми почётными гражданами Гомеля стали люди, избравшие для себя мужественную профессию военного. Они внесли большой вклад в дело созидания нашего областного центра, чем заслужили огромное уважение горожан.

Награда нашла спустя 25 лет

За 60 дней сражений на фронтах Великой Отечественной войны уроженец деревушки Новая Мильча под Гомелем Виктор Ветошкин заслужил сразу два ордена Славы. Несмотря на третий подвиг, он мог так и не узнать о ещё одном заслуженном ордене, который приравнял фронтовика к Герою Советского Союза. 



Ветошкин числился пехотинцем. Но не простым, а миномётчиком. А это что-то вроде пехотинца в квадрате. Когда у остальных бойцов в руках только винтовка или автомат, а за плечами вещмешок и скатка из солдатской шинели, то Ветошкину приходилось тащить ещё и тяжёлый миномет. Вот почему в его мысленном обращении к погибшему в Берлине другу Миколе фигурирует такой эпизод: «...Именно в Польше мы с тобой впервые за всю войну проехали на машине… Смешно вспомнить: едем на сложнейший участок фронта, а радуемся как дети – на автомобиле везут, как начальство. Вот она, доля "царицы полей" – всё ножками своими, по всей Европе… Сколько сапог стёрли, сколько гимнастёрок на нас расползлось от пота – не сосчитать».

В январе 1945 года в боях у  реки Вислы Ветошкин подавил две пулемётные точки и сразил около десятка вражеских солдат, за что был награждён орденом Славы III степени. В сражении на  Одере красноармеец снова проявил небывалую храбрость и находчивость: из миномёта уничтожил две огневые точки противника и более десятка оккупантов, за что получил орден Славы II степени. 5 мая на реке Эльбе сержант со своим расчётом подавил пять огневых точек врага и уничтожил более 20 гитлеровцев. А 7 мая, находясь в боевых порядках пехоты и корректируя бой огнём своего расчёта, из автомата сразил ещё 10 фашистов. За это боец был удостоен ордена Славы I степени. Молодому воину тогда ещё не исполнилось и 20 лет. Герой дошёл до Берлина. На рейхстаге написал: «Гомель. Ветошкин. Мильча».

Однако о том, что стал полным кавалером ордена Славы, Виктор Дмитриевич узнает лишь… спустя 25 лет. Это произошло благодаря скрупулёзной работе в военных архивах московского писателя Евгения Вертлиба, который обнаружил приказ, датированный маем 1945 года. В нём была и фамилия Ветошкин...

В 1950 году фронтовик демобилизовался в звании старшины и до 1983-го работал в Гомеле фотоцинкографом на фабрике «Полеспечать». А в 1977 году за успешное внедрение технологии офсетной печати был даже награждён орденом Ленина.

Изменил судьбу Юрия Гагарина

Если бы не этот человек, Юрий Гагарин, вероятнее всего, не стал бы не то что первым человеком, побывавшим в космосе, но даже лётчиком. Для того чтобы изменить судьбу талантливого парня, будущему почётному гражданину Гомеля понадобилось недюжинное упорство. Впрочем, Григорий Денисенко начал его проявлять ещё в воздухе во время Великой Отечественной войны. 



Выдержка и высокое мастерство не раз помогали лётчику выйти из, казалось бы, безвыходного положения. Так, в бою в районе села Дошувка огнём зенитной артиллерии фашистам удалось подбить самолёт Григория. И как ни трудно было управлять машиной, лётчик всё же сумел долететь до своего аэродрома. На корпусе самолёта было 60 пробоин от пуль и осколков. 

За полтора года войны лейтенант Денисенко совершил 197 боевых вылетов, участвовал в 26 воздушных боях, в которых сбил два вражеских истребителя и один транспортный самолёт, уничтожил на земле 20 самолётов, 47 танков, 122 автомашины, три железнодорожных эшелона, четыре артиллерийских батареи, 13 миномётов, восемь складов с горючим и боеприпасами врага, около 600 немецких солдат и офицеров. За проявленную доблесть Денисенко присвоили высокое звание Героя Советского Союза.

А после войны его назначили начальником Саратовского аэроклуба, курсантом которого захотел стать Юрий Гагарин. Он учился в индустриальном техникуме, а заместитель председателя ДОСААФ СССР по авиации Николай Каманин подписал приказ: студентов техникума в аэроклуб на лётное отделение не брать. Народному хозяйству нужны были специалисты среднего звена – прорабы, мастера, начальники цехов. Юрий пришёл в аэроклуб и попросил Денисенко зачислить его на лётное отделение, но тот объяснил, что не может этого сделать, есть запрещающий приказ. Однако пообещал, что когда будет в Москве, переговорит с генералом Каманиным. И действительно, через некоторое время Денисенко вызвали в Москву на сборы, и он рассказал Николаю Петровичу о Гагарине: его дисциплинированности, хорошей учёбе, спортивных качествах. 

Каманин ответил: «Денисенко, ты ведь знаешь, стенку лбом не прошибёшь, но обойти её можно. Сами на месте посмотрите, во-первых, чтобы руководство техникума не возражало, а во-вторых, с военкоматом договоритесь». В итоге Гагарин стал курсантом Саратовского аэроклуба. И пока Денисенко утрясал вопросы во всех инстанциях, Гагарин прошёл курс теоретической подготовки, после чего сдал все предметы на отлично. 

В 1957 году в звании полковника Григорий Кириллович был уволен в запас и переехал в Гомель, где прожил 55 лет. Работал старшим инженером на заводе «Электроаппаратура». Не единожды его  пытались переманить на работу в Минск, Москву, другие города страны. А он врос в Гомель, полюбил его как самое уютное и доброе место на земле. «Живу, можно сказать, в сердце города. Обожаю наш Гомель! – признавался ветеран. – Бывало, ещё в 60-е годы, когда не было моста через Сож, лодочники за пять копеек перевозили желающих на левый берег. И я очень полюбил совершать пешие прогулки в этом живописном месте».


Самый обыкновенный Герой

«Обыкновенный я, самый обыкновенный.  Просто мне повезло… Единственное – хочу, чтобы помнили о тех, кому этой удачи не досталось. Всегда помнили… Я просто выполнял свой долг, как и многие мои земляки, однополчане. Мы защищали Родину…» – так говорил о себе гомельчанин Дмитрий Пенязьков, проявивший исключительное мужество в ходе Берлинской наступательной операции.



Весной 1945 года наши войска вышли к реке Одер. 136-й Киевской Краснознамённой дивизии, в которой служил Дмитрий, была поставлена задача форсировать реку на одном из участков южнее Штеттина, захватить плацдарм и закрепиться на нём. Кто же начнёт операцию? Выбор пал на роту лейтенанта Пенязькова. Комдив вызвал его к себе и сказал: «Ну, лейтенант, выполнишь задание – представим к Герою». А у других офицеров слёзы в глазах… Знали, что многим реку не перейти. Дмитрий в тот момент подумал: «Медалей, орденов хватает, война оканчивается. Тут бы уцелеть – лучшая награда». 

Но приказ есть приказ. Стали готовиться… 20 апреля 1945 года перед рассветом бойцы сели в лодку. Одер в этих местах разлился почти на три километра. Началась переправа. Враг обнаружил смельчаков и открыл по ним ураганный огонь. Из 150 солдат штурмовой роты перейти на тот берег удалось лишь трети. Погибли взводный, два командира отделения, многие получили ранения. В критический момент лейтенант Пенязьков взял на себя инициативу и с гранатой в руке поднял бойцов в атаку. Враг не выдержал натиска и начал отступать. 

В бою Пенязьков лично подбил танк и уничтожил более 100 гитлеровцев. И всё же фашисты закрепились на безымянной высоте. Атака сменялась атакой, а высота почти сутки оставалась в руках гитлеровцев. Командир роты Пенязьков был краток: «Любой ценой завтра нужно взять высоту. Атака на рассвете». Отважно поднялись бойцы навстречу свинцовому ливню. Падали сражённые вражескими пулями воины. Лейтенант Пенязьков одним из первых оказался на вершине и водрузил на ней Красное знамя. Но фашисты пошли в контратаку. Слишком неравными были силы. Вот замолчал один наш пулемёт, затем второй… И вскоре – последний. Пенязьков бросился к пулемёту, отодвинул в сторону погибшего бойца, сжал рукоятки. И пулемёт ожил… 

Лейтенанта Пенязькова нашли полузасыпанным на позиции, окровавленного, без сознания. После этого боя комполка Надбаев самолично написал представление на присвоение лейтенанту Дмитрию Пенязькову звания Героя Советского Союза. Золотую звезду Героя гомельчанину вручил в Кремле председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин.

А после войны Дмитрий Никандрович ещё много лет проработал в Гомельском филиале Белорусского политехнического института (ныне ГГТУ имени П. О. Сухого).

Славный кавалер и заслуженный школьный учитель

Он был ранен на войне шесть раз, взял 64 «языка», а выйдя в отставку, полный кавалер ордена Славы стал преподавателем, удостоившись звания «Заслуженный учитель Белорусской ССР». И всё это о первом директоре СШ № 44 Николае Лебедеве.


Шёл 1943 год. 19-летний Николай Лебедев с группой разведчиков из нескольких человек наступал с пехотинцами на гомельском направлении. Пока наносился отвлекающий удар, пока немцы соображали, наши воины были уже в траншее. Впереди – пулемётная точка. Бросок гранаты – и вперёд, вдоль траншеи. На её изгибе Лебедев и его товарищи столкнулись с шестью солдатами. Сразу шесть «языков» – такого ещё не было в практике разведчиков. Весть об удачной разведке разнеслась по дивизии. И вот получен новый приказ на поиск. Переодевшись в форму немецких солдат, группа разведчиков пробралась в тыл противника. Ночью вышли на «охоту». Пропустили немало машин. Остановились на штабной, что шла уверенно к фронту с включёнными фарами. Захваченный в качестве главного «языка» немец оказался майором службы безопасности.

А свой первый орден Славы сержант Николай Лебедев получил 13 августа 1944 года за то, что в составе группы разведчиков проник в тыл врага на 20 километров севернее города Барановичи, ворвался во вражескую траншею и, раненый, захватил в плен трёх солдат противника. Спустя два месяца с группой разведчиков Лебедев в 50 километ-
рах севернее Варшавы под огнём противника уничтожил пулемётный расчёт, захватил в плен нескольких вражеских солдат. За это его наградили орденом Славы II степени. А вскоре на автостраде Эльбинг–Кёнигсберг группа Лебедева устроила засаду и взяла в плен немецкого полковника, давшего ценные сведения нашему командованию. Была уничтожена штабная машина с тремя немецкими офицерами. Несколько часов группа передавала по рации сведения о передвижении гитлеровских войск по автостраде. В ходе этой операции старшина Лебедев был в очередной раз ранен. Командование же отметило этот подвиг разведчика орденом Славы I степени, приравнявшим сержанта к Герою Советского Союза. 

После войны Николай Афанасьевич стал учителем истории и практически до последних дней проработал в сфере образования, став первым директором средней школы 
№ 44, которая с 2002 года носит его имя.  

Лучший мастер Отечественной

Викентий Нарбутович был из тех заводчан, кто пришёл на «Гомсельмаш» одним из первых, строил его и работал, а во время войны налаживал производство в далёком Кургане. 



На заводе, переведённом в годы Великой Отечественной войны в глубокий тыл, в связи с уходом кадровых рабочих на фронт коренным образом поменялся личный состав – за станки встала молодёжь (главным образом девушки) и женщины. Они, как правило, не имели никаких специальностей. Кадровым рабочим завода и таким признанным мастерам-наставникам, как Нарбутович, удалось тогда в короткие сроки прямо у станка обучить различным профессиям более 2000 человек. 

Рабочая смена длилась по 12 часов. Полуголодные люди трудились в неотапливаемых цехах, в ботинках на деревянной подошве, у которых спереди был оторван брезент и дырки заткнуты деревянной стружкой. А на улице – минус 40. Во время Сталинградской битвы стояли у станков без выходных в пересменку по 18 часов. За такие смены через руки Нарбутовича и его сменщика проходило по 20 тонн корпусов. От напряжённой работы на подушечках пальцев до крови стиралась кожа, их разъедали сода и хромпик охлаждающего раствора.

Викентий Нарбутович, разделяя общую долю, выпавшую трудовому коллективу, днями не уходил с участка. В октябре 1942 года ему было присвоено звание «Лучший мастер в дни Отечественной войны». Чуть позже его назначили начальником цеха 

№ 20. Так получилось, что на одном из его участков тогда осваивалась новая продукция. Дело шло с большим скрипом: было много брака, требовалось резко увеличить выработку. Чтобы выправить положение, было принято решение послать на проблемный участок Нарбутовича. Внимательно изучив ситуацию, Викентий Романович пришёл к выводу, что исправить её можно, наладив поточный метод производства. А для этого придётся производить переустановку оборудования, останавливать цех. Но за остановку цеха в военное время никто по головке не погладит. Директор завода Анцель Генкин, когда узнал о решении Нарбутовича, в сердцах воскликнул: «Это же трибунал!» Немного помолчав, Викентий Романович убеждённо произнес: «Другого выхода не нахожу». Другого выхода действительно не было: производительность труда – ниже не бывает, сплошные потери от брака, а тут – осваивать новую продукцию.

Дать официальное разрешение на перемонтаж оборудования руководство завода не могло. Пришлось действовать на свой страх и риск, рассчитывая только на силы цеха. Работали круглые сутки, без сна и отдыха. Через сорок восемь часов Нарбутович до­кладывал: «Все в порядке!» Ещё через день: «При плане 1500 изготовлено 2500 деталей».

Всего же за период войны предприятием было выпущено более 11 миллионов мин и 1500 миномётов, значительное количество деталей к снарядам легендарной «катюши».

После освобождения Гомеля в 1943 году Нарбутович вернулся в родной город, чтобы восстанавливать свой завод. «Трудное это было время, – вспоминал Викентий Романович. – Бывало так, что и хлеба не получали по нескольку дней… По воду ходили почти за два километра, на реку. Жильём для многих служили землянки и сараи. Но трудовой порыв рабочих делал, казалось, невозможное».

Уже в августе 1944 года, когда восстановительные работы были далеки до завершения, на оборудовании, которое, случалось, ещё стояло под открытым небом, коллектив завода «Гомсельмаш» выдал первую продукцию.

Полёт в вечность

Звание почётного гражданина Гомеля военному лётчику Виктору Оськину было присвоено в 1992 году посмертно за героизм и мужество, проявленные при аварийной ситуации в полёте, когда Оськин ценою своей жизни предотвратил падение самолёта на Гомель.   



24 июля 1992 года подполковник Оськин проводил тренировочный полёт в своём родном 290-м разведывательном авиаполку. Задача стояла несложная – восстановление навыков пилотирования двум лётчикам после возвращения из отпуска. Предстояло выполнить в воздухе несколько несложных фигур. 

Машина поднялась с аэродрома Зябровского учебного авиационного центра. В 17 часов 02 минуты во время полёта над южной окраиной города – Новобелицей – у самолёта-ракетоносца Ту-22У неожиданно отказал один из двигателей, загорелись топливные баки. Лётчики, понимая всю опасность возникшей аварийной ситуации, в срочном порядке предпринимали решительные действия, чтобы увести горящую машину за пределы города. После попытки развернуть учебный самолёт в направлении от города загорелся и правый двигатель, и Виктор Семёнович отдал экипажу команду катапультироваться. Сам командир попытался увести терпящий бедствие самолёт как можно дальше от жилых кварталов города и нефтехранилища, расположенного в районе возможного падения, чтобы не допустить пожара на всей близлежащей местности. Сам он катапультировался, когда полностью убедился, что неуправляемая машина упадёт в безлюдном месте. Однако шансов на спасение уже не имел: на Ту-22У катапульта отстреливает кресло пилота вниз и для раскрытия парашюта оно проходит путь не менее 350 метров. Самолёт в момент катапультирования был уже на высоте менее 300 метров. Лётчик погиб при ударе об землю. Но им были спасены от гибели два члена экипажа и десятки людей на земле. На месте гибели Героя Российской Федерации, удостоенного этого звания посмертно, сегодня установлен памятный знак. 

А на могиле Виктора Оськина на Аллее погибших лётчиков Гомельской области Республики Беларусь выбита надпись: «Человек – остановись! Здесь покоится Герой, ценою своей жизни спасший жизнь сотен жителей города Гомеля. Почти его память молчанья минутой».

Выпуск 1: Маршал, генерал и князь в проекте "Почётные гомельчане" к 879-летию города над Сожем

Выпуск 2: Маршал авиации, генерал и подпольщица в проекте "Почётные гомельчане" к 879-летию города над Сожем

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях