13-летняя гомельчанка два года живёт с сахарным диабетом I типа | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Ольга Астапенко Ольга Астапенко Автор текста
17:00 19 Июля 2018 Общество

13-летняя гомельчанка два года живёт с сахарным диабетом I типа

«Прохожие считают наркоманкой, а бабушки, увидев, что я делаю себе укол, крестятся». 13-летняя гомельчанка два года живёт с сахарным диабетом I типа.

Врачи были шокированы – показатель составлял 25 ммоль/л

День инсулинозависимой школьницы Варвары Грицевой и её мамы расписан по минутам и начинается ещё ночью. Иногда, чтобы измерить уровень сахара, просыпается Варвара, но чаще ночами не спит её мама Оксана. Варвара – её единственная дочь, которую женщина воспитывает одна. Борьба за здоровье девочки – главный смысл её жизни.

Как известно, инсулин – это гормон, который вырабатывают бета-клетки поджелудочной железы. Он понижает сахар, заставляя ткани усваивать глюкозу, из-за чего её концентрация в крови уменьшается. У Вари в поджелудочной железе инсулин вообще не вырабатывается. 




Запредельно высокий уровень сахара в крови Варвары обнаружили два года назад. 

– У меня сильно сушило во рту, всё время хотелось спать, – говорит Варя. – Тогда, наверное, у меня уже был диабет, но мы пока об этом не знали. Всё выяснилось, когда я поехала в Минск на конкурс моделей. Там мы заняли первое место, но я почувствовала себя очень плохо – упала в обморок. 

По возвращении девочка два дня лежала в постели, почти не вставая. Получив результаты анализов, врачи были шокированы – показатель составлял 25 ммоль/л, и это при норме 3,2–5,5. 

– Нет, я не плакала, не расстраивалась, я приняла диабет спокойно, но была немного в замешательстве. Меня поддерживала любимая мама, крёстные, бабушка. Все мне сочувствовали, но как бы им ни хотелось, они не могли меня вылечить, – вспоминает девочка первые эмоции, когда узнала о своей болезни.

Сначала нужно высчитать инсулин, потом уколоться

С тех пор контролировать сахар Варваре приходится постоянно.

– Он может падать – это гипогликемия. Тогда нужно пить сок, который всегда под рукой, – говорит Варя. – Если этого не делать, сахар может снизиться до 0,8 ммоль/л. И тогда есть риск впасть в гипогликемическую кому, последствия которой непредсказуемы. 

Чтобы этого не произошло, в домашней аптечке семьи на всякий случай имеется один флакончик глюкагона – гормона, который имеет противоположное инсулину действие. 

В семь утра Варвара колет длинный инсулин. Такой же укол делается и вечером – строго в определённое время. Он позволяет поддерживать фоновый уровень инсулина в течение дня и ночи. А вот чтобы быстро обеспечить в организме большую дозу гормона, которая нужна для усвоения пищи, делаются уколы короткого или ультракороткого инсулина перед едой.

– Я колю ультракороткий – «Новорапид». В живот лучше колоть с утра, так препарат быстрее всасывается, – говорит Варя. – Но для начала я меряю сахар. Если он высокий, делаю подколку, чтобы препарат уже действовал. Если нормальный, то сначала веду подсчёты еды, сколько я съем, а потом колюсь. Еду взвешиваю, высчитываю углеводы. Углеводы перевожу в хлебные единицы. Одна хлебная единица – это десять углеводов. Потом умножаю их на хлебный фактор. Хлебный фактор – это потребность инсулина на одну хлебную единицу. Потом высчитываю инсулин и только после этого колю. И так перед каждым приёмом пищи. 

Радость и физическая активность понижают сахар

Варвара говорит, что в принципе кушать ей можно всё, даже сладкое. Единственное условие – нужно всё правильно высчитать и уколоться. 

– Возможно, сладкое поднимет сахар, но потом инсулин подействует и он упадёт, – продолжает Варя. – На поднятие сахара также влияют стресс, испуг. А вот радость чаще всего понижает уровень сахара. Как и физическая активность. Однако спортом заниматься мне нельзя. Даже после десяти минут прыжков на скакалке у меня может закружиться голова, а потом болеть весь день.  

По словам девочки, после каждого укола необходимо измерять уровень сахара хотя бы каждые четыре часа. Варвара делает замеры по 25 раз в день. Упаковки тест-полосок для глюкометра по 50 штук, которая стоит 16 рублей, часто не хватает даже на два дня. 

Семья их покупает самостоятельно. Хотя раз в месяц выдают одну упаковку по рецепту. 

Инсулин получают бесплатно. Но случается, что фармацевтическая компания вовремя его не закупает. В таких ситуациях жизненно важный препарат приходится искать самим, чаще у таких же диабетиков. 

Менять хотя бы два раза в неделю приходится и иголку в глюкометре. 

К счастью сейчас есть возможность использовать устройство «Фристайл Либра» – это система непрерывного мониторинга глюкозы. Оно крепится на тело на две недели (потом необходима замена). Всё это время оборудование измеряет сахар в межклеточной жидкости. А считывает показания специальное устройство ридер, который напоминает маленький телефон. 

Варвара использует этот вариант контроля глюкозы около года. Теперь ей не приходится тратить кучу полосок. Однако прибора нет в свободной продаже – он не сертифицирован в Беларуси. Родители детей с диабетом со всей республики стали вести сбор подписей за его легализацию. Но столкнулись с другой проблемой – непониманием окружающих. 

Оксана стала инициатором сбора подписей в Гомеле. 

– Мы рассчитывали, что люди откликнутся на нашу проблему. Но этого не произошло, – признаётся Оксана. – Мы выходили на улицы с полным пакетом всех документов, удостоверением инвалида, объясняли прохожим, зачем этот аппарат нужен диабетикам. Но люди нам не верили, многие говорили: «Нам это не интересно, у нас такой болезни нет». 

Сейчас подписи собраны. Достаточно их или нет, пока не известно. 

– В дальнейшем будет проводиться общественное обсуждение. Мы очень хотим, чтобы люди были более отзывчивыми, – говорит Оксана.  

Можно жить до глубокой старости

В сентябре Варя пойдёт в восьмой класс гимназии № 10. Она отличница, участница и победитель многочисленных олимпиад, занималась в театре моделей, пишет стихи, рассказы, красиво рисует. 

Но признаётся, иногда бывает очень грустно. 

– Все мои пальцы продырявлены. На животе, руках, ногах – везде следы от инъекций. Ты начинаешь осознавать, что всё это никогда не пройдёт, и ты не выйдешь на улицу без сока на случай низкого сахара и без инсулина, который нужно будет ввести на высокий сахар, – говорит девочка. – Никуда не деться и от осуждающих взглядов. Часто слышу в свой адрес «наркоманка» или «мазохистка». Бабушки, увидев, что я делаю себе укол, крестятся. Очень неприятно выслушивать мнения людей, которые ничего об этом не знают, которые говорят, что «диабет из-за сладкого». Второй тип – да, но он излечим. А у меня – первый, то есть инсулинозависимый.

Был даже случай, когда о будущем Варвары отозвались примерно так: «Да тебе уже всё равно жить недолго осталось, зачем куда-то поступать?» Есть и те, кто ставит крест на будущем девочки как матери: «Зачем плодить инвалидов?» Однако люди с диабетом могут жить до глубокой старости, а риски рождения нездоровых детей минимальны. Если, к примеру, у отца диабет I типа, вероятность того, что у ребёнка разовьётся это заболевание, примерно шесть процентов. У женщин-диабетиков риск и того меньше – всего четыре процента.

Варя живёт будущим. Она верит в добрых понимающих людей и верит в своё счастье. За два года она узнала о диабете всё. И готова поделиться своим бесценным опытом с другими на своей страничке в Instagram @varenka.dt.1.

Варвара состоит в Гомельском городском общественном объединении «Детский диабет». На сегодня в обществе зарегистрировано около 450 больных диабетом I типа. Ежегодно эта цифра увеличивается на 20–30 человек.

Автор фото: автора

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях