24 часа 365 дней в году – работа сотрудников МЧС не останавливается ни на секунду | Новости Гомеля
Дарья Стрельченко Дарья Стрельченко Автор текста
08:37 19 Января 2020 Общество

24 часа 365 дней в году – работа сотрудников МЧС не останавливается ни на секунду

"Дежурная служба МЧС, чем вам помочь?" Свою фирменную приветственную фразу диспетчеры Центра оперативного управления Гомельского городского отдела по чрезвычайным ситуациям за сутки повторяют сотни раз. Безусловно, не каждый звонок ЧП, нередко звонят не по адресу, балуются дети. Но кто бы ни звонил, чтобы ни спросил, в какое бы время суток не был сделан звонок, здесь возьмут трубку и предложат помощь. 

– Какая колба? – диспетчеру Юлии Федотиковой нужна доля секунды, чтобы с нашего разговора переключиться на проблему, с которой только что гражданин позвонил в 101. Короткое приветствие и дальше следуют чёткие вопросы о происходящем на другом конце города. – Она запакована? Утечки нет? Где вы находитесь? Наша техника подъедет и заберёт колбу для дальнейшей утилизации. Только не разбейте её. 

Повод для разговора с сотрудниками ЦОУ – профессиональный праздник. По такому важному случаю чаще принято писать про боевые подразделения, тех, кто непосредственно вступает в поединок с огнём. Но то, чем закончится ЧП, как оперативно и грамотно на него отреагируют, зависит от многих факторов – от всей цепочки спасения. Первым звеном в ней стоит ЦОУ. Спасение людей, попавших в Гомеле и Гомельском районе в беду начинается здесь. Если вы жмёте кнопку «Экстренный вызов» на своём мобильном телефоне, полагая, что это номер вашего мобильного оператора, то на звонок ответят диспетчеры Центра оперативного управления, так как это вызов службы спасения 101. Не стоит нажимать кнопку без необходимости. 

На смене в ЦОУ работают три диспетчера. Их обычные рабочие сутки – это порядка тысячи входящих и исходящих звонков. Мне сложно представить такое количество возгораний.


Диспетчеры Ирина ТЕТЕРЕВА и Юлия ФЕДОТИКОВА первыми узнают о чрезвычайных ситуациях, которые происходят в городе. 


– Не все звонки связаны с пожарами, хотя конечно они – первоочередные, требующие моментального реагирования, – поясняет диспетчер Дмитрий Журавлёв. – Но и кроме пожаров есть масса других ситуаций. 

– Тема помощи котам, забравшимся на дерево, ещё актуальна? – задаю почти традиционный вопрос. 

– Пока не ушла, – улыбаются диспетчеры. – Всё ещё объясняем людям, что МЧС может помочь и животным тоже, но в случае, если те оказались в бедственном положении. Кот на дереве  таковым не является. Если он, например, застрял между плит, не может двинуться, то мы поможем ему. С дерева кот слезет сам. Даже если и просидит там долго, в конце концов, спустится. 

Центр оперативного управления – это одна из тех служб, помещение которой никогда не пустует, а телефоны не остаются без диспетчера. Если отключается электричество, то запускается генератор.  В случаях, когда запаса его энергии может не хватить, телефонные линии переключаются на пульт  областного центра. Но даже тогда в ЦОУ городской службы дежурит диспетчер. Как только электричество появится, линии переключатся на городской отдел, и должен быть тот, кто сразу начнёт отвечать на звонки. 


– Бывает ли, что звонят сразу три телефона? – предполагаю, что Гомель не Чикаго и у нас, к счастью, не происходит масштабных бедствий. 

– Очень часто, – заверяют диспетчеры. – Например, в дни большого паводка или больших дождей. В городе мы видим троллейбусы по колесо в воде. А на некоторых улицах в частном секторе в домах диваны могут плавать. И людям нужна помощь. Часто они начинают звонить в другие службы, но там не всегда имеют возможность ответить на звонок. Мы же не можем не взять трубку. 

Один из жарких в ЦОУ дней случился 2 июля прошлого года. В городе и районе похозяйничал сильный шквалистый ветер. Из-за оборванных проводов много жилых домов и объектов на некоторое время остались без света. За дежурную смену на пульт поступило более трёх тысяч звонков. Работали все смены спасателей, все диспетчеры. 

– В Гомеле есть граждане, которые у себя дома подключены к искусственной вентиляции лёгких. Если пропадает электричество, запаса аккумулятора хватает не надолго. У нас есть перечень этих адресов, созваниваемся со скорой: требуется ли кому-то госпитализация. Если нет, то наша техника выезжает на дом и подключает приборы к генератору. Запитываем, пока  не появится электричество. Это может быть и полчаса, могут быть и сутки. 

Затишья в Центре не бывает ни в одну пору года. Например, весной начинаются палы сухой растительности. Люди видят столбики дыма и звонят в МЧС. Звонков очень много – из года в год «уборщики» сухой травы не понимают, какой урон наносят природе, и ставят под угрозу свои жизнь и здоровье, а также людей, которые случайно могут оказаться рядом с местом выпала травы.   Потом начинается сезон звонков о потерявшихся грибниках и сборщиках ягод. Затем подключаются шершни и осы, гнезда которых формируются к осени и несут угрозу жизни и здоровью людей. 

– Дежурная служба МЧС. Чем могу помочь? – Дмитрий Журавлёв долго не может добиться ответа с другого конца провода. Включает громкую связь. Слышим сопение и фоновый шум, как в школе или детском саду. 

– А кто это? –на ломаном детском говорят диспетчеру, отвечают вопросом на вопрос.

Связного разговора не получается. По всей видимости, у ребёнка в руках телефон, где вызовы не доступны, поэтому родители спокойны, полагая, что в телефоне можно только играть. Но звонить тоже можно. Правда, на один номер – в 101. 

Несмотря на это, к звонкам детей диспетчеры всё равно относятся со 100-процентным вниманием. В их практике есть примеры, когда благодаря малышам предотвращались ЧП. 


– На моем дежурстве как-то позвонил мальчик лет восьми и сказал, что он в квартире с бабушкой, что они заперты изнутри, а бабушка почему-то ведёт себя странно, – приводит примеры Юлия Федотикова. (Женщина паниковала, так как замок заклинило). Родители в это время были в больнице, замок сломался. Ребёнок не растерялся, позвонил и все грамотно проговорил. Назвал точный адрес, этаж. К ним приехали наши сотрудники. Я продолжала с ним разговаривать по телефону, а они уже из-за дверей. Узнали, где ключ, попросили положить его в яркий пакет, так как на улице уже стемнело, и дать бабушке выбросить из окна. Но самому не подходить к раскрытому окну (кажется, это был пятый этаж, мало ли что).  Всё получилось, дверь открыли. Этот малыш повёл себя очень по-взрослому. Как-то ещё девочка звонила, говорит, что-то горит: а мама спит вроде как выпившая. Наши ребята оперативно выехали, разобрались. Всё обошлось. 

Диспетчеры городского ЦОУ скромно отмечают, что слаженно действовать им помогают специальные инструкции, которые разработаны едва ли не для каждой чрезвычайной ситуации, инструкции по взаимодействию с другими службами. Но, как известно, жизнь непредсказуема. Невозможно предусмотреть все возможные обстоятельства. И если происходит что-то выбивающееся за рамки документации, важно, чтобы трубку поднял и предложил помощь человек, способный принять грамотное решение, даже если такого примера не было в учебнике. 

– Как-то был случай: лошадь провалилась в болото, – мои собеседники вспоминают детали. – Точной инструкции о том, что нам нужно выезжать и её оттуда доставать, нет. У этой лошади есть хозяин, есть сельский совет. Есть какие-то другие варианты. Но, по сути, это бедственное положение, это не естественная среда обитания животного. Самостоятельно оно вылезти не сможет. В отличие от кота на дереве. Спасатели выехали и оказали помощь. 

Примеры, которые приводят в разговоре мои собеседники, через один вызывают мороз по коже. Пожар на улице Народного Ополчения, произошедший в прошлом году, взбудоражил весь город:

– В ЦОУ позвонила женщина. Она не говорила: она кричала, что горит квартира, на балконе люди, и видно как полыхает огонь. Успокоить человека в такой момент практически нереально, но нужно правильно и оперативно принять информацию, - говорит Юлия. 

– Часто люди считают, что много дополнительных вопросов затягивают время, - интересуюсь. 

– Нужно понимать, что в сложных ситуациях включается громкая связь. Все, кто находится в Центре, слышат звонящего и отрабатывают информацию. Техника в это время уже выезжает, так же, как и службы 102, 103, работники газовой службы, РЭСа. Все дополнительные подробности нужны для оперативной работы спасателей – в какой комнате горит, могут ли внутри быть люди и прочее. Это  не праздное любопытство диспетчера. 


В обычные сутки в Центр оперативного управления ГГО по ЧС поступает более 1000 звонков. Во время сильных дождей и порывистых ветров – в четыре раза больше. 


Телефоны то и дело прерывают наш разговор. По серьёзным и не очень поводам. Кого-то перенаправляют в скорую, кого-то – в милицию. Не обошлось без пожара. Ближе к вечеру поступило сообщение о задымлении в квартире на пятом этаже дома по проспекту Речицкому. К счастью, обошлось без пострадавших: ещё до прибытия подразделений МЧС сосед увидел дым, проник в квартиру и на полу в коридоре обнаружил 56-летнего хозяина квартиры. По всей вероятности, мужчина неудачно покурил. 

Несомненно, сотрудники МЧС, принимающие звонки от тех, кто оказался в экстренной ситуации, профессионалы своего дела. Это и психологи, и стратеги в одном лице. Конечно, лучше никогда не иметь повода, чтобы им позвонить. Но с другой стороны, при мысли, что в экстренной ситуации есть номер, где спокойным, без паники голосом тебя спросят: «Чем вам помочь?», жить немного спокойнее.


Автор фото: Дарья Стрельченко

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях