"9 дней в Озаричах": воспоминания очевидца | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Олеся Шацкая Олеся Шацкая Автор текста
12:30 01 Июля 2024 Общество 3398

"9 дней в Озаричах": воспоминания очевидца

История нашего города и страны живёт не только на страницах книг или в кадрах кинохроники, она хранится в воспоминаниях и, словно бесценное сокровище, передаётся из уст в уста. От старших к младшим. Именно это делает её по-настоящему живой.

ПРОЕКТ, СВЯЗАВШИЙ ПОКОЛЕНИЯ.

Когда ученица старших классов средней школы № 11 Ангелина Ловягина решила принять участие в международной молодёжной научно-практической конференции учащихся, посвящённой Великой Отечественной войне и исторической памяти народов, даже сомнений не возникло, о ком можно рассказать – больше сорока лет в учреждении образования проработала учителем русского языка и литературы Раиса Андреевна Микулич, пережившая в детстве ужасы Озаричей. Благодаря воспоминаниям коллег, а самое главное – рассказам, письменным свидетельствам, которые бережно сохранила её дочь Ольга Андреевна, история малолетней узницы легла во основу проектной работы, которая получила название «9 дней за колючей проволокой. История Раисы Андреевны Микулич». В ней много страха и боли, но больше всего – любви к жизни, которой ставшая педагогом гомельчанка впоследствии учила своих учеников.



Руководитель по военно-патриотическому воспитанию Сергей Корнев помог старшекласснице связаться с Ольгой Андреевной, которая в последние годы большую часть времени проводит в Швейцарии – у дочери и внука. Встреча состоялась в школе, где Ангелина призналась, что её прабабушка тоже была в лагере смерти Озаричи, но не оставила после себя воспоминаний:

– Если бы у меня была возможность, я бы обязательно спросила у прабабушки, что она помнит об Озаричах. Благодаря проекту и тому, что история Раисы Андреевны дошла до нас через её дочь, я чувствую, будто больше узнаю и о том, как жила моя прабабушка в те страшные годы.

– Тему геноцида, как бы она тяжела ни была, необходимо поднимать, потому что дети должны знать правду. Мы в советское время этой правды не знали, и только сегодня становятся известны страшные факты, свидетельствующие о попытках уничтожить нашу нацию, – убеждён Сергей Павлович.



КРАСНОЕ ОДЕЯЛО И СТРАШНАЯ ДОРОГА.

История Раисы Андреевны – это ещё и история последних дней существования концлагеря Озаричи, именно то, что она попала туда незадолго до наступления Красной армии, и позволило ей выйти оттуда живой, а продержаться всё это время помогло горячее желание многих людей, оказавшихся рядом, выжить любой ценой и спасти тех, кто младше. Ольга Андреевна рассказала:

– Как-то один из фондов попросил маму записать свои воспоминания, и для неё это не составило труда – она была литератором и великолепно владела языком. Но, к сожалению, ученическая тетрадь, хранящая её историю, была потеряна, фонд закрыли, и я не знаю, как связаться с теми, кто им заведовал. Дома я обнаружила только две страницы черновика – они и хранят воспоминания об Озаричах. Это очень мало, но история, которую пережила моя мама, осталась со мной в её устных рассказах, и я, и уже моя дочь часто рассказываем её у нас и за границей на всевозможных мероприятиях, потому что очень важно, чтобы люди слышали, что на самом деле произошло на белорусской земле. Как зверствовали фашисты и почему нельзя, ни в коем случае нельзя этого забывать.



Когда началась война, Раисе было всего 14 лет, рядом с ней росли сёстры: старшая – Нина, а младшей, Надежде, едва исполнилось пять. В таком юном возрасте и пришлось узнать девочкам из семьи Микулич сперва тяготы оккупации, а затем и куда больший кошмар – Озаричи. Из большого дома, где они жили, пришлось уйти, поскольку там разместили немецкий штаб. Родители с дочерями переселись в землянку, а когда в 1943 году начались облавы на молодёжь, которую массово угоняли на работы в Германию, Раиса и Нина прятались в яме у реки – она образовалась после падения бомбы рядом с огромным деревом: корни приподнялись и создали убежище. Возвращаться в землянку можно было только тогда, когда близкие подавали специальный знак: если на заборе висит красное одеяло – значит, приходить нельзя; если убрано – дорога свободна. Можно тихонько пробраться и взять хоть что-то из еды. А в марте 1944-го полицаи и фашисты всех, кого нашли, погнали колонной в сторону Жлобина. По воспоминаниям Раисы Андреевны, для устрашения кто-то из фашистов вырвал из рук одной из матерей младенца и принялся полоскать в реке. Кинувшуюся за ним женщину прошила пулемётная очередь… В тяжёлом пути пострадала и старшая сестра Нина – немец избил её прикладом по голове. Уже после войны, которую девушке удалось пережить, последствия страшных побоев дали о себе знать – у неё развилась опухоль мозга, которая вызвала слепоту и смерть.



Из Жлобина, вспоминала потом Раиса Андреевна, людей должны были везти железной дорогой, но вагонов на всех не хватило, поэтому ночевать пришлось на привокзальной площади. 

А утром всё, что было из вещей, немцы отобрали, людей погрузили во вновь прибывший состав и в страшной тесноте, в холоде, без воды и еды повезли в неизвестном направлении. Многие были мертвы уже через сутки, а тем, кто выжил, не слишком повезло – их ждали один за другим несколько смертоносных ночлегов под открытым небом, дороги, метели, а потом и Озаричи.

ЧУДО ПОСРЕДИ СМЕРТИ.

«Лагерь находился на болоте и был окружён колючей проволокой, которая постоянно находилась под высоким напряжением, – написала в своей работе Ангелина Ловягина со слов дочери бывшей узницы. – Вокруг всё было заминировано. Некоторые люди, не выдерживая этого кошмара, бросались на колючую проволоку и мгновенно погибали. В лагере, в этом аду, семья Раисы Андреевны пробыла девять дней. Не разрешалось никакого обогрева, запрещено было разводить костры. Воду добывали тем, что оттаивали снег из болота. Самая страшная проблема заключалась в том, что ноги постоянно находились в талой воде. Получалось, что ты не можешь ни сесть, ни лечь. Очень редко немцы, издеваясь, бросали через колючую проволоку хлеб с опилками. Оголодавшие люди бросались за этим хлебом и по пути затаптывали друг друга».

Сама Раиса Андреевна вспоминала об этом периоде следующее: «Очень много было больных тифом. Из жлобинской больницы свезли всех людей, которые болели тифом, чтобы больные заразили здоровых. Целью этого ужасного поступка была наступающая Красная армия, которая должна была прийти и спасти узников и тем самым заразиться». Чтобы выжить в этих нечеловеческих условиях, люди ломали еловые ветки, снимали одежду с трупов, становились прямо на мёртвые тела, чтобы хоть как-то согреться и выжить. Близкие Раисы Андреевны обвязывались тремя платками, чтобы не упасть, и стояли так, согревая своим теплом детей.

А 16 марта в Озаричах произошло чудо: посреди смерти и ужаса родился мальчик! Он не подавал никаких признаков жизни, поэтому его просто завернули в остатки одежды и положили рядом с трупом матери. Однако наутро ребёнок стал шевелиться, и то, что он выжил в следующие дни, стало общим делом очень многих людей, которые сделали всё, чтобы подарить ему заботу и любовь. Также в лагере родилась девочка, но ни фамилия, ни её дальнейшая судьба не известны. А 18 марта немцы стали вести себя напряжённо, узники тоже заволновались, особенно когда ночью кто-то подполз с другой стороны колючей проволоки и сказал, что скоро всех освободят. Так всё и произошло: на следующий день немцы исчезли, будто их и не было, но многие пленники Озаричей погибли в первые минуты свободы – когда, от радости забыв про мины, бросились из лагеря и тут же подорвались.



Юная Раиса выбралась из лагеря с обмороженными ногами, и в госпитале ей даже хотели ампутировать ступни, но врачам всё же удалось их спасти. Девочка была больна тифом и долго лечилась, а спустя четыре месяца всё же смогла отправиться домой. Когда она выросла, то поступила в педагогический институт, после трудилась учителем начальных классов, но большую часть своей профессиональной жизни отдала именно11-й школе, где её до сих пор помнят и любят, и не только коллеги. В музее, который создан в учреждении образования, хранятся артефакты озаричского прошлого – серый платок, который спасал семью Микулич от холода, и кусок колючей проволоки. Она грубая, толстая, крепкая, от времени покрылась ржавчиной, но всё такая же острая и опасная.



НУЖНО ПОМНИТЬ.

Сегодня, когда историю пытаются переписать, слова Раисы Андреевны звучат живым свидетельством, которое не получится стереть и забыть: «С первых дней войны фашисты продемонстрировали свою звериную сущность. Они сжигали сёла, деревни, расстреливали ни в чём не повинных людей. Бомбили и расстреливали колонны беженцев. Но особенно начали фашисты зверствовать после поражения в Сталинграде, под Курском, в Севастополе. Фашистами создавались на территории Белоруссии лагеря по уничтожению населения, это были лагеря смертников. Одним из таких лагерей был лагерь Озаричи, в который попала и я с матерью и двумя сестричками, младшей было пять лет».



Каждое здание, каждая улица, каждый уголок нашего города несёт в себе частичку прошлого, рассказывая нам о жизни и событиях, которые с ними связаны. Когда мы прогуливаемся по улицам, мы словно шагаем по следам тех, кто был здесь до нас. Воспоминания старожилов, рассказы родственников, архивы и музеи – всё это как кусочки огромной картины нашего прошлого. Мы должны беречь и сохранять это богатое наследие, потому что, только понимая историю своей страны и города, мы можем по-настоящему понять своё место в этом мире и направить свои шаги в будущее.

Автор фото: Олеся Шацкая

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях

N