Баннер дорожно-строительного колледжа, посвящённый гомельскому подполью, открыл для ленинградца Сергея Сидорука новые страницы из жизни его отца-подпольщика | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Баннер дорожно-строительного колледжа, посвящённый гомельскому подполью, открыл для ленинградца Сергея Сидорука новые страницы из жизни его отца-подпольщика
Евгения Мироновская Евгения Мироновская Автор текста

Баннер дорожно-строительного колледжа, посвящённый гомельскому подполью, открыл для ленинградца Сергея Сидорука новые страницы из жизни его отца-подпольщика

«Если не мы расскажем, то кто?» – название нового проекта нашей редакции возникло из фразы, обронённой читателем, чей дед боролся с немецко-фашистскими захватчиками на гомельской земле. В этих словах отразилось тревожное чувство за наше прошлое, которое может быть потеряно навсегда. Вместе с наследниками поколения победителей в Год исторической памяти мы вспомним подлинных героев из далёких дней.

«Мы чтим память нашего директора». 

Ленинградец Сергей Сидорук, уроженец Гомеля, часто бывает в городе над Сожем, гостит у сестры и брата. И по сложившейся традиции непременно заходит в дорожно-строительный колледж, расположенный на площади Труда, в котором до войны работал его отец.
В этот приезд в родной город ленинградца ждал сюрприз, взволновавший до глубины души. Ему показали баннер, подготовленный энтузиастами дорожно-строительного колледжа, посвящённый гомельскому подполью (баннер на выставке к 9 Мая был размещён на решётке дворцово-паркового ансамбля). Увидев на нём фотографию отца, Сергей Васильевич растрогался: «А в моём семейном архиве такой нет».

 – Мы чтим память нашего директора Василия Сидорука, – рассказали в дорожно-строительном колледже. – С 31 августа 1938 года до начала войны Василий Саввич возглавлял техникум, который уже в то время был очень востребованным учебным заведением. По крупицам собираем сведения о человеке, внёсшем вклад в его развитие, популяризацию профессии, а в годы войны отдавшем жизнь за освобождение родины. Василий Саввич – одна из золотых страниц истории колледжа, наша гордость. На его примере мы воспитываем учащихся.

Из довоенной биографии Василия Сидорука. 

Василий Саввич родился в 1909 году в городе Барановичи в семье железнодорожника. После смерти матери в 1916 году семья переехала в Гомель. В 1925 году Василий окончил 1-ю железнодорожную школу. После семилетки работал слесарем в Гомельских железнодорожных мастерских. В июне 1930-го вступил в ряды ВКП (б). После учёбы на подготовительных курсах был направлен в Ленинградский автомобильно-дорожный институт, который закончил в 1935 году, приобретя специальность инженера-механика автотранспорта. Во время учёбы на последнем курсе трудился инженером в проектном бюро. 

После окончания института Василий Саввич работал в Гомельском автомобильном (позднее – автодорожном) техникуме. Читал лекции и вёл практические занятия, затем заведовал учебной частью, а 31 августа 1938 года его назначили директором. И было ему в то время всего 29 лет. Прошёл высшую вневойсковую подготовку, имел звание воентехника 1-го ранга запаса.



  • 829 дней и ночей жило и боролось патриотическое подполье Гомеля. В городе действовали свыше 400 подпольщиков, которые объединялись в более чем 40 патриотических групп.

«Знаю о папе только по рассказам и документам». 

С Сергеем Васильевичем мы встретились во дворе дома его сестры по улице Рогачёвской. Наша беседа проходила на небольшой лавочке в тени деревьев. 

 – Что можно помнить об отце, которого ты в последний раз видел тогда, когда тебе было всего полтора годика? – размышляет он. – Только ощущение любви, нежности, исходившее ко мне, самому младшему сыну, которое я пронёс через годы. Знаю по рассказам мамы, что в начале войны отец состоял в комиссии по эвакуации населения и предприятий города. В последний поезд, уходящий на восток, усадил нас. Должен был уезжать и сам: имел броню наркома. На вопрос мамы, почему не садится в вагон, папа ответил: «Партия дала мне всё, и я должен всё отдать партии. Прости, но я поступил добровольцем в армию». Поезд тронулся, и нам предстоял долгий путь в Оренбург.

О дальнейшем пути отца сын знает тоже из рассказов очевидцев, документальных книг, архивов.

В районе Киева воинская часть, в которой воевал отец, попала в окружение. Василий Саввич вырвался из него, но пробиться через линию фронта к отступавшим войскам не удалось. Больной и обмороженный, в декабре 1941 года он добрался до Гомеля. И стал упорно искать связь с людьми, оставленными в городе для подпольной работы. Устроился слесарем на электротехнический завод, который обслуживал железнодорожный узел. К маю 1942 года создал подпольную группу, в которую вошли коммунист А. Л. Борейша, рабочий Н. П. Бохан и другие. Подпольщики изготавливали и распространяли среди горожан листовки, призывающие бороться с фашистами, саботировали распоряжения оккупантов, систематически портили оборудование, выводили из строя семафоры, развинчивали болты у стыков рельсов и стрелок, всячески нарушали работу путевого хозяйства железнодорожного узла. В сентябре 1942 года Василий Сидорук и его товарищи подорвали поворотный круг на участке Гомель – Хозяйственный – Гомель.

Вскоре группа установила связь с партизанами. С этого времени особое значение приобрела разведывательная деятельность. Подпольщики собирали данные о скоплении техники и войск на железнодорожном узле, расположении воинских частей в городе, доставляли их партизанам. 

Немного информации об аресте отца и пребывании в тюрьме сын получил от дедушки, из книги А. М. Литвина «Кто может, передайте родным…»: тайны тюремных камер оккупированного Гомеля (1941–1943). 

Из воспоминаний подпольщика Николая Бохана (ему удалось сбежать из рабочего лагеря, куда его направили из тюрьмы): 

«В мае 1943 года, когда я пришёл на завод на работу, Сидорука на месте не оказалось. По окончании смены я пошёл к Сидоруку на квартиру узнать, почему он не вышел на работу. Тут я узнал, что его арестовала полиция. Спустя несколько дней, в мае 1943 года, прямо на заводе арестовали меня и Антона Борейшу… нас привезли в тюрьму… Арестовывали нас агенты ГМ, так называемая немецкая карательная организация, которая ведала борьбой с подпольщиками и партизанами… В ГМ нас часто водили на допросы. При допросах сильно избивали. На одном из допросов, когда мы сидели на скамейке, я, Сидорук и Борейша, Сидорук тихо нам шепнул: "Нас выдали". Кто выдал и когда, он сказать не успел, так как конвойные всё время за нами следили и запрещали говорить друг с другом…»

Из воспоминаний Марии Герасимовны – жены подпольщика А. Л. Борейши:

«Моего мужа и Сидорука всё время до последнего дня никуда не отпускали, только водили на допросы. При допросах страшно издевались и били: я получала его грязное бельё, оно всегда было в крови от страшных побоев».

26 сентября 1943 года после длительных пыток Василий Сидорук и Антон Борейша были расстреляны. За два месяца до освобождения, когда войска Белорусского фронта подходили к пригороду Новобелица, гитлеровцы расстреляли всех узников – более тысячи человек. 



«Рад, что в Гомеле не забывают своих героев». 

Хотя сыну подпольщика и не пришлось хлебнуть горя на оккупированной территории, в эвакуации пришлось тоже нелегко. Вспоминать прошлое тяжело. Поэтому Сергей Сидорук остановился только на нескольких фрагментах.

 – Мы все: мать, бабушка, трое детей – постоянно испытывали чувство голода, – поделился он. – Я даже заболел от недоедания. Но тут случилось просто чудо. Мать работала в Оренбурге на фабрике. И вот в столовой, в которой могли питаться не только работники предприятия, её кто-то окликнул. Оглянулась – а это папин ординарец. Узнав о проблемах семьи, он все три недели, которые находился в этом городе, отдавал нашей семье свой паёк. Именно поэтому мне удалось выжить.

Вернулись из эвакуации в Гомель в 1944-м и тут узнали о трагической гибели отца. Дедушка рассказывал, что ходил на раскопки первой ямы, в которую были брошены расстрелянные подпольщики, надеялся найти тело сына. Но не нашёл. На раскопки других ям просто не нашлось душевных сил.

 – А ещё был такой случай, – вспоминает Сергей Васильевич. – Привезли нам торфобрикет. Мама принялась разгружать. И тут соседка окликнула её по фамилии. Водитель машины тут же спросил у мамы, знает ли она Василия Сидорука. А когда узнал, что тот расстрелян за подпольную деятельность, заплакал, признавшись, что он его ученик. И позже приходилось встречать людей, которые знали моего отца. И я каждый раз убеждался, как его уважали за человечность, силу духа, душевную чистоту. Человек жив, пока его помнят. И мой папа для меня жив. В Гомеле на улице Песина есть памятник героям-подпольщикам. Рад, что в Гомеле не забывают своих героев.
 

Автор фото: Евгений Эстер

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях