Беларусь залечивает раны: украинцы делятся своими трагическими историями | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Елена Жукова Елена Жукова Автор текста
11:00 29 Марта 2022 Общество

Беларусь залечивает раны: украинцы делятся своими трагическими историями

Ежедневно в Гомеле принимают украинских беженцев, нередко спасая людей от смерти: лечат раны, кормят, дают жильё, работу. Люди делятся своими трагическими историями и благодарят соседей за приют.

«Нас ломают через колено». 

В одной из профсоюзных здравниц под Гомелем, куда постоянно едут украинцы, сейчас проживают 86 человек, из них более 30 детей. По данным администрации санатория, большая часть из Гостомеля (Киевская область). Представители Красного Креста снабжают их всем необходимым.

Сергей Мамец с женой и двумя детьми шести и восьми лет 19 марта прибыл из Рубежного Луганской области. Этот город с 2014 года был под контролем ВСУ. 33-летний мужчина с семьёй пересёк российско-­украинскую границу в Чертково (Ростовская область), выехав из дома 15 марта на машине вместе с соседями. В Гомеле он бывал восемь лет назад, здесь живёт друг.


– Сейчас в Рубежном идут бои, – рассказал украинец. – Во время обстрелов мы прятались в подвалах, не было света, газа, воды. Топили снег на кострах. Мороз был минус 15. Сначала на что-то надеялись, потом спонтанно решили ехать. Коридоры только недавно появились. Моя сестра уехала в Ростов к свёкру, родители жены – в Хмельницкую область. 

Солдаты ВСУ во время обстрелов действительно занимали огневые позиции в жилых кварталах. Они выгоняют жителей с нижних этажей многоэтажек, ведут оттуда огонь, располагаются в больницах, школах, детсадах. Мародёрство есть, местная шпана этим занимается, но людей можно понять – тоже хотят есть.


Пытаются подвозить гумпомощь обе стороны, но из-за боёв не все её получают. Иногда хлеб раздавали, а мы в основном ели свои запасы.

В Россию добирались сутки относительно безопасно. На блокпостах луганчане и россияне делились сигаретами, подсказывали нам путь. В Чертково встретили в пункте временного размещения, кормили, помогали. В Гомеле тоже прекрасно приняли, – добавил Сергей. – На Украине общество разделено на два лагеря, каждый выбирает свою правду. Поэтому я здесь. Беларусь и Украина всегда были братскими народами. Если кто-то из украинцев боится ехать сюда, то это результат пропаганды, которая заточена в сторону Запада и его ценностей. 

По словам Сергея, почти вся территория ЛНР уже освобождена, и большая часть людей поддерживает спецоперацию. 

– Наши регионы русско­язычные, которые не приемлют идеологию нынешней украинской власти с её национализмом и русофобией, – подчеркнул беженец. – Мы хотим говорить и учить детей в школах на русском языке, а нам не давали такой возможности. Людей ломают через колено, чтобы следующие поколения были более украинизированы. 

Сейчас подыскиваем работу на сельхозпредприятиях, чтобы с жильём. Дома трудился на химическом заводе мастером смены. 



Волонтёр хочет к семье. 

Напряжённый период переживает Гомельская областная клиническая больница. Медики зашивают осколочные раны, вынимают пули, выхаживают украинцев, не выясняя их убеждений.

Мы застали украинского волонтёра Николая Бутовского в отделении травматологии. Мужчина из Кировограда (ныне город Кропивницкий). У него огнестрельные ранения.


– Семья моя выехала в Польшу – беспокоюсь за дочку, ей шесть лет, – говорит мужчина. – Сам оказался в Гомеле после ранения. Попал под обстрел, и российские военные привезли сюда. Помощь оказали, обращались хорошо. Я в боевых действиях не участвовал. Во время комендантского часа вообще из квартиры не выходили. 

Плохо, что нет у людей информации, куда можно выезжать, куда нельзя, – отметил волонтёр. – Я не знал, что можно выехать в Беларусь. Нам было сказано, что войска к нам заходят через её территорию. 

Сам вывозил людей к своим знакомым – знал, что там примут. Под обстрел попал под Черниговом – ехал забрать друзей оттуда, услышал, что открыли коридор. Сейчас чувствую себя нормально, новые белорусские друзья помогли. 

После выздоровления Николай хочет вернуться домой, чтобы ухаживать за родителями, а в конечном итоге – воссоединиться с семьёй. 

Искалечила граната. 

Наталья из пригорода Чернигова лежит в одной палате с подругой Еленой с 15 марта. Обе после тяжёлых ранений.


– Когда началась стрельба, я была одна, муж уехал на работу. Сидела в подвале на дачном участке. Ко мне пришла по делу Лена с сыном, так и познакомились. Я их забрала к себе на время, чтобы не так страшно было. 

В тот вечер Ленин сын Паша ушёл за продуктами. А мы втроём вечером на кухне пили чай – с нами ещё парень был. И вдруг кто-то бросил снаружи гранату – прямо под ноги…
Видим, что-то летит и крутится… Даже не поняли, а то сообразили бы удрать. 

После взрыва женщины получили страшные травмы. 45-летняя Лена осталась без обеих ног: их оторвало до колен, Наталье переломало и посекло осколками ноги, была ранена правая рука и оторван мизинец. 


– Мизинец, висевший на коже, пришлось отрезать. Ноги были в крови, мы в ужасе… Было уже темно, кое-как перевязали раны, перетягивали бинтами, чтобы остановить кровь, – делится Наталья шокирующими деталями. – Соседи перепугались, один мужчина побежал на пост к российским военным, утром привёл двух парней и девушку. Они сразу дали обезболивающее, перевязали, машину подогнали. Дальше перегрузили в вертолёт, перевезли через границу и на скорой доставили в больницу. Спасибо этим людям, а то мы уже с жизнью прощались. 

С трудом удалось связаться с дочкой. А мужу так ещё и не сообщила, что я жива. 

В Чернигове не работают коммуникации, мост взорвали, связи тоже нет. А люди там остались. Много вывозят в Гомель, – добавила Наталья. – Конечно, хотим домой. Но я одна не поеду – буду ждать Лену, пока ей лучше станет.

  

Автор фото: автора

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях