Друг убийцы Кеннеди в проекте Баден-Баден | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Сергей Вершинин Сергей Вершинин Автор текста
11:00 20 Мая 2022 Общество

Друг убийцы Кеннеди в проекте Баден-Баден

Мы продолжаем публиковать полную версию проекта «Есть Баден-Баден, а есть Гомель-Гомель». Читайте в выпусках об известных людях, судьба которых так или иначе связана с Гомелем и Гомельщиной. Одни родились в нашем городе и области, другие здесь ушли из жизни, в судьбе третьих в наших краях произошли важные, порой переломные события.

Друг убийцы Кеннеди

Его жизнь была более чем насыщена переменами мест жительства, приключениями и происшествиями, событиями, порой авантюрного характера. Многое и по сей день в ней неизведанного и загадочного.


Георгий Сергеевич фон Мореншильдт родился 17 апреля 1911 года в Мозыре в очень богатой дворянской семье. Его отец был немецкого, шведского и русского происхождения, мать – польского, русского и венгерского. Сергей фон Мореншильдт занимал видные посты в Минской губернии, а по совместительству вместе со своим братом управлял нефтяной компанией Branobel рядом с Баку на побережье Каспийского моря.

После Октябрьской революции отец был арестован и приговорён к пожизненной ссылке в Великий Устюг. Однако ему вместе с семьёй удалось сбежать в Польшу. Отец и два сына (мать умерла во время побега от тифа) обосновались в Вильно, где у них было имение. Здесь Георгий в 1929 году окончил гимназию, а затем в 1931 году – Польскую кавалерийскую академию. В 1938-м в Льёжском университете в Бельгии он получил степень доктора наук в области международной торговли.

В мае этого же года Георгий фон Мореншильдт эмигрировал в США, после чего изменил имя на Джордж, а дворянскую частицу в своей фамилии с немецкого «фон» на французское «де».

Вместе с братом Дмитрием они стали жить в Нью-Йорке. Здесь Джордж де Мореншильдт познакомился с семьёй Бувье, в том числе с ещё маленькой Жаклин Бувье, будущей женой президента США Джона Кеннеди, которая любила с ним играть. 

Его одно время считали немецким шпионом (некоторые – резидентом французской разведки), но в 1941 году Джордж на кинокомпании Film Facts, которая принадлежала его двоюродному брату, снял документальный фильм о бойцах движения сопротивления в Польше, тем самым сняв некоторые подозрения.

После окончания Второй мировой войны Джордж де Мореншильдт, получив степень магистра в нефтяной геологии в Техасском университете, отправился в Венесуэлу, где стал работать в компании Pantepec Oil. Позже он основал нефтяную инвестиционную фирму, вступил в Далласский нефтяной клуб, преподавал в местном колледже. 

В 1957 году де Мореншильдт отправился в Югославию для проведения полевых геологических изысканий. Там он был обвинён в создании чертежей военных укрепления и выслан из страны. Подозревался в связях с ЦРУ.

Ли Харви Освальд (по официальной версии, убийца президента США Джона Кеннеди) и его жена Марина познакомились с Джорджем де Мореншильдтом летом 1962 года в Форт-Уэрте (Техас). Когда Освальд потерял работу в Форт-Уэрте, именно де Мореншильдт помог ему в октябре 1962 года устроиться в фотографическую фирму Jaggars-Chiles-Stovall в Далласе. Последний раз они встречались в квартире Освальда в Далласе 14 апреля 1963 года. В июне 1963 года де Мореншильдт переехал на Гаити, он больше никогда не видел Ли Харви Освальда. 

После убийства Кеннеди в апреле 1964 года Джордж де Мореншильдт дал показания перед комиссией Уоррена, расследовавшей убийство президента США, которые были одними из самых продолжительных среди всех свидетелей. Была версия о его причастности к заговору.


После дачи показаний он вернулся на Гаити, затем возвратился в Даллас. Его последние годы прошли в очень нервной обстановке, в постоянных полунамеках, упоминаниях его в различных книгах, фильмах и передачах, версиях (появляющихся и исчезающих) о его участии и неучастии в заговоре по убийству Кеннеди. Его психическое состояние резко пошатнулось.

29 марта 1977 года в своём доме в городке Маланапан (штат Флорида) Джордж де Мореншильдт покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову из дробовика. «Решающий свидетель», как его тогда называл директор ЦРУ Джордж Буш (старший), остался неразгаданным.  

Многое в его жизни, как и смерть, по-прежнему остаётся загадкой. Несомненно, он прожил свои 65 лет очень бурно. 

«Подправил» Зощенко

Как известно, рассказы Михаила Зощенко в 20-х годах прошлого столетия пользовались бешеной популярностью у читателей. Своего рода свидетельством их невероятной востребованности у советских граждан может служить случай плагиата рассказа Зощенко, причём не другим писателем, а самым что ни на есть человеком из народа – заключённым Гомельского Исправтруддома Демиденко.



В отделе рукописей Российской национальной библиотеки хранится черновик письма Михаила Зощенко в редакцию журнала «Голос заключённого», в котором, в частности, говорится: «В № 4 вашего журнала была помещена "картинка с натуры" – "У тюремных ворот" – заключённого Демиденко. Рассказ этот принадлежит мне – Михаилу Зощенко. Он (ещё весной под названием "Счастливое детство") был напечатан в журнале "Смехач" а также в библиотеке "Огонька". Рассказ переписан Демиденко дословно. Добавлена только тюремная обстановка. А также изменено название. (Если понадобится, я могу выслать вам мою книжку). Я не очень горжусь этим рассказом, но всё же подобное присвоение возмутительно. Очень прошу вас, уважаемый товарищ, принять меры, хотя бы редакторские, против писателя Демиденко. Он явно компрометирует ваш журнал».

Журнал «Голос заключённого», являвшийся органом учебно-воспитательной части и культпросветкома Гомельского Исправтруддома, начал выходить в Гомеле в январе 1925-го. Всего с января по ноябрь 1925 года вышли пять номеров, ещё два появились в 1926 году, причём последний, седьмой, вышел в виде газеты. С 1928-го здесь же стала выходить газета, которая называлась «Мысль заключённого», но в 1929 году издание её было прекращено.

Журнал «Голос заключённого» (ответственный редактор – А. Дикштейн) делился на несколько разделов, в которых печатались рассказы и стихи заключённых, переписка с ними редакции журнала, злободневные заметки, «тюремная энциклопедия "Параши" и "Аполлона"», в которой авторы на свой лад истолковывали некоторые юридические понятия. В пору расцвета этого журнала в № 4 (на снимке обложка этого номера) и появился рассказ, так возмутивший Михаила Зощенко.

Последовательное сопоставление двух текстов – рассказа «Счастливое детство» Зощенко и опуса «У тюремных ворот» Демиденко – как показалось в своё время исследователю этой истории филологу М. Котовой, выявляет причины такой резкой реакции писателя на сочинение Демиденко, который переписал этот рассказ почти без изменений, но внёс ряд очень интересных и колоритных тюремных деталей. Демиденко переносит место действия из Таврического сада в условия, более соответствующие журналу, в котором был опубликован его рассказ. Его герой разговаривает с мальчиком, которого заметил у ворот тюрьмы. В результате сравнения двух текстов можно сделать вывод, что юмористический рассказ Михаила Зощенко благодаря привнесённым в текст тюремным реалиям превратился в пародию на Зощенко.

Неизвестно, кто мог сообщить Зощенко о рассказе Демиденко и каким образом в его руки попал именно этот номер журнала. Но известно точно, что в первых номерах журнала «Голос заключённого», вплоть до злополучного № 4, на титульном листе значилось: «Цена отдельного номера в Гомеле, в провинции и на станциях 15 коп.». Тираж журнала составлял 1500 экземпляров. А уже в пятом номере (ноябрьском) за 1925 год на обложке написано: «Распространению вне стен Исправтруддома не подлежит». Тираж журнала уменьшился в 10 раз и составлял 150 экземпляров. Шестой номер (1 мая 1926 года) вышел тиражом всего 100 экземпляров, и надпись на обложке также гласила о нераспространении вне стен тюрьмы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях