Как гомельские кадеты-поисковики воссоздали вехи боевого пути лётчика-героя | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Никита Буланов,  кадет Гомельского  кадетского училища Никита Буланов, кадет Гомельского кадетского училища Автор текста

Как гомельские кадеты-поисковики воссоздали вехи боевого пути лётчика-героя

Поисковики российского отряда «Кубанский плацдарм» и белорусского клуба «Алые погоны» Гомельского кадетского училища восстановили фронтовую судьбу участника Великой Отечественной войны из Беларуси.


  • Никита Буланов у памятного камня в честь Руденко и шестнадцати летчиков, погибших в небе над Гомелем.
Что такое историческая память? Это своеобразный перекрёсток прошлого, настоящего и будущего. А исторические памятники – это символы и знаки, тексты и артефакты, необходимая основа взаимопонимания. И мы, кадеты Гомельского кадетского училища, в этом убедились. Несколько лет назад в нашем училище появился памятный камень. Две мемориальные плиты нам передали поисковики Курска. На одной из плит – портрет Героя Советского Союза Сергея Игнатьевича Руденко, на другой – фамилии 16 лётчиков, отважных соколов из его крылатой армии, погибших при освобождении нашего города в годы Великой Отечественной войны.

Вот он, перекрёсток истории, где появился важный повод вернуться к героическим событиям и досконально их изучить. И, как кубики, знания накапливаются в наших умах, а документы – в экспозиции нашего музея. И даже неожиданные события позволяют вырвать из забвения сражения 16-й воздушной армии и факты из биографий военных лётчиков. 


  • Поисковая группа отряда «Кубанский плацдарм».

Вот только один из примеров. На просторах интернета обнаруживаем отчёт поисковиков из отряда «Кубанский плацдарм» военно-патриотического центра «Подвиг». В районе Кабардинского перевала, недалеко от Новороссийска, они нашли останки самолёта с конкретным номером на моторе, который был закреплён за пилотом – младшим лейтенантом Адамчуком. Для нас наши коллеги сделали важное открытие: отважный летчик – наш земляк, гомельчанин. 

Моей задачей стало стремление обобщить собранный материал, чтобы подвиг советского лётчика навсегда занял достойное место в исторической памяти потомков, сограждан, нашей – кадетской. 

Совсем недавно в архиве «Память народа» обновили информацию о лейтенанте Адамчуке. Так стало известно, что он служил в армии с 1938 года. Войну закончил 8 мая 1945 года в уже мирном небе над Берлином. А его боевой путь связан с самыми значимыми и решительными сражениями. 


Новые документы в архиве подтвердили мои предположения, что лейтенант Адамчук был награждён тремя медалями. Одну из них я видел на фотографии Константина Константиновича военных лет. Полный перечень наград таков: медаль «За оборону Сталинграда», два ордена Красной Звезды, медаль «За оборону Кавказа», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», орден Отечественной войны I степени.

В боевых журналах я нашёл документы и об участии авиации 16-й воздушной армии в Гомельско-Речицкой операции. В воздушных боях за Гомельщину в различных операциях достигалось напряжение до 1010 самолёто-вылетов в сутки. Участвовал в этих боях и младший лейтенант Адамчук.

Знакомясь с наградными документами лейтенанта Адамчука, узнал, что летчик получил свой первый орден Красной Звезды за участие в прорыве «Голубой линии» – это мощные оборонительные рубежи немецко-фашистских войск от Чёрного до Азовского моря, от Новороссийска через станицу Крымскую до Темрюка. 

Над Кубанью разворачивались жесточайшие авиационные бои, подобных которым не было в истории. Каждый час в небо поднимались сотни самолётов. Именно во время этой напряжённой весны 1943 года сформировался особенный способ авианалётов, прозванный «кубанской этажеркой». Кошмарили врага налёты знаменитых «ночных ведьм». Жуков написал Сталину об этих сражениях: «Сколько видел боёв, но таких ожесточённых ещё видеть не приходилось. Храбрость советских воинов не знает границ».

История подъёма останков самолёта Константина Адамчука послужила поводом подробно изучить подвиг нашего земляка. 14 декабря 2014 года геленджикская группа отряда «Кубанский плацдарм» ВПЦ «Подвиг» под руководством Евгения Порфирьева обнаружила и обследовала место падения советского самолёта примерно в одном километре от Кабардинского перевала. На глубине 1,5 метра в земле торчал прекрасно сохранившийся мотор М-105. В развале двигателя располагалось бортовое вооружение: 20-миллиметровая пушка ШВАК. Почти весь боекомплект находился в патронных ящиках. Вероятно, самолёт был сбит в самом начале воздушного боя. Удалось установить номер мотора (ПФ4-2689).



По имеющейся в архивах информации, мотор М-105ПФ4-2689 был установлен на самолёте Як-1б № 45119, входившем в состав 812 истребительного авиационного полка 265 истребительной авиационной дивизии 3 истребительного авиационного корпуса. Самолёт был закреплён за младшим лейтенантом Адамчуком, и, как сказано в оперативной сводке № 01 штаба 265 ИАД за 20.04.1943 г., он не вернулся с боевого задания после группового боя с истребителями противника в районе Новороссийска.

Останки пилота не обнаружили. В архивах поисковики установили, что младший лейтенант Адамчук после этого боя выжил. На парашюте он покинул подбитую машину и через несколько суток вернулся в часть.

В воздушном бою в районе станицы Крымской 29.04.1943 г. он сбил первый из четырёх в своей карьере самолётов противника Ме-109. Однако этот бой стал для лейтенанта Адамчука последним в качестве лётчика-истребителя. Полученное им тяжёлое ранение надолго приковало его к госпитальной койке. А вердикт врачей был как приговор: он больше не сможет летать. И тем не менее Константин Константинович Адамчук нашёл в себе силы снова подняться в воздух, правда уже не на истребителе, а на скромном труженике войны По-2, или попросту «кукурузнике». С марта 1944 года он пилот, а с февраля 1945 г. – командир звена 127-й отдельной авиационной эскадрильи связи.

В Гомель фронтовик возвратился только в 1946 году. Мундир лётчика сменил на форму речника. Прожил долгую жизнь, воспитал двух достойных сыновей.

История и историческая память – разные понятия. История – наука, основанная на документах. А вот историческая память, или, как её еще называют, социальная память, – это осуществляемый обществом с помощью специальных институтов, устройств, средств процесс фиксации обобщённого коллективного опыта человечества, неотъемлемый элемент духовной жизни общества, его общественного сознания. Вот и поисковое движение – своеобразный институт памяти. Информация, которую мы изучаем, исследуем и передаём своим сверстникам и последователям, формирует наши познания о Великой Отечественной войне, отношение к тем событиям, о которых мы рассказываем, укрепляет память о тех людях, которые проявили героизм и принесли Победу Союзу Советских Социалистических Республик.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях