Как «ночные ведьмы» сражались с фашистами? | Новости Гомеля
Владимир Касьянов Владимир Касьянов Автор текста
10:00 29 Октября 2020 Общество

Как «ночные ведьмы» сражались с фашистами?

Говорят, что у войны не женское лицо. Справедливо. И от того тем более важно помнить о роли наших бабушек и мам в достижении победы советского народа в Великой Отечественной войне. Наши героические женщины были санинструкторами и разведчицами, радистками и танкистками, партизанками и диверсантками, воевали на морях и в воздухе. Вспомним хотя бы проникновенный фильм о женщинах-воинах «А зори здесь тихие...», экранизированный по повести писателя-фронтовика Бориса Васильева. Он потрясает до глубины души даже самого стойкого зрителя. Наш же рассказ будет о лётчице 46-го гвардейского ночного бомбардировочного полка, нашей землячке Галине Докутович.

Галина Докутович, совершившая  136 боевых вылетов. Награждена орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени.

Цветы мира к их ногам. 

Девушки воевали на самолётах По-2, которые не были предназначены для боевых действий. Несмотря на это, женщины показывали в небе чудеса храбрости, наводя ужас на врагов.

На фронт женский полк вылетел 23 мая 1942 года. 112 девушек, большинству из которых было от 17 до 22 лет, со временем стали грозой немецко-фашистских захватчиков. Впоследствии, восхищаясь их подвигами, французские пилоты полка «Нормандия-Неман» говорили: «Если бы можно было собрать цветы всего мира и положить их к вашим ногам, то даже этим мы не смогли бы выразить своё восхищение советскими лётчицами!» 
Далеко не всем девушкам удалось дожить до Победы. 23 из них так и не вернулись из полётов. Среди них и штурман Галина Докутович, совершившая 136 боевых вылетов. 


Лётчицы полка во время освобождения Беларуси в августе 1944 года.  Подруга Галины Докутович – гомельчанка Полина Гельман, ставшая Героем Советского Союза (на снимке третья слева). Девушки воевали на По-2 – деревянных бипланах с двумя открытыми кабинами, без радиосвязи и бронеспинок, с маломощным мотором, развивавшим скорость до 120 километров  в час. На По-2 не было бомбоотсека, прицелов, бомбы подвешивались под плоскости или сбрасывались из кабины.


«Только на фронт!» 

Родилась Галина в Гомеле 20 февраля 1921 года. Школьницей любила литературу, которая, как писала в своём дневнике: «Великую силу имеет над человеческими умами и сердцами, учит человека глубже всматриваться в жизнь, в окружающее, смелее и чище жить». Позднее пришло увлечение спортом, и Галя стала лучшей гимнасткой школы. Дважды завоёвывала второе место на республиканских гимнастических соревнованиях. В девятом классе стала учащейся лётной школы Гомельского аэроклуба. Вначале освоила планер, а затем, совершив множество парашютных прыжков, первой среди девушек села за штурвал самолёта. Небо влекло Галю, и в 1938 году она поступила в Московский авиационный институт. Училась самозабвенно, строила планы на жизнь, но всё изменила война.

Уже в первые дни Галя в составе группы студентов ушла на оборонительные работы. С горечью и тревогой узнала из сводки Совинформбюро, что её родной город оккупирован немецкими войсками, что по тем улицам, где она когда-то спешила в школу, ступил сапог врага. «Только на фронт!» – решила Докутович и, узнав о наборе добровольцев в армию, вместе с подругой, тоже гомельчанкой Полиной Гельман, пришла в ЦК ВЛКСМ с рекомендацией комсомольской организации института.     

В те дни шло формирование женской авиационной части, которым руководила Марина Раскова. Галина, как прошедшая подготовку в аэроклубе, была зачислена в часть и направлена учиться в приволжский город Энгельс. При распределении попала в штурманскую группу, наиболее многочисленную, так как в то время в нашей стране почти не было подготовленных женщин-штурманов. Вместе с Галей в группу были зачислены Женя Руднева, Дуся Пасько, Наташа Меклин. Все три впоследствии удостоились высокого звания Героя Советского Союза.



«Они не барышни». 

Заниматься девушкам приходилось по 16–17 часов в сутки, иногда жертвуя сном, но никто не роптал. Наконец наступил долгожданный день – был зачитан приказ об образовании женского ночного легкобомбардировочного авиационного полка. Командиром была назначена опытная лётчица Евдокия Бершанская.

Вскоре полк вылетел на фронт. 23 мая 1942 года в ясный солнечный день вырулили самолёты на стартовую дорожку, затем по порядку взлетели эскадрильями, построились «девятками» и, сделав круг над городом, легли на курс. Полк прибыл на фронт в трудное время. Ожесточённые бои шли в южной части Донецкого бассейна, на реке Миус, на подступах к Таганрогу, там и начал свой боевой путь женский авиационный полк. 

Вот что писал об этом главный маршал авиации Константин Вершинин, а тогда, в 1942-м, командующий 4-й воздушной армии, в состав которой и вошёл женский полк: «Товарищ командующий, – позвонил мне командир 218-й дивизии Дмитрий Попов, – докладываю: принял сто двенадцать барышень. И что я буду делать с ними? – В голосе Попова проскальзывала досада. – Они не барышни, Дмитрий Дмитриевич, а полноценные лётчицы, – ответил я полковнику. – И, как все, будут воевать с врагом».

Боевое крещение полка состоялось июньской ночью 1942 года. На задание вылетели экипажи командира полка Евдокии Бершанской и командиров эскадрилий Серафимы Амосовой и Любови Ольховской. Им предстояло нанести бомбовый удар по живой силе противника. При подходе к цели вражеские зенитки обстреляли самолёт Бершанской. Маневрируя, она вышла к намеченному пункту и с высоты 600 метров сбросила бомбы. Её примеру последовал экипаж Амосовой. В это время зенитный огонь усилился. Несколько осколков угодило в машину Бершанской, но лётчица не растерялась и сумела вывести самолёт из-под обстрела. Ушла из-под обстрела и Амосова. А вот третьему экипажу не повезло. Во время бомбёжки Ольховская и Тарасова получили тяжёлые ранения, и в районе посёлка Красный Луч их самолёт столкнулся с землёй, экипаж погиб. Там местные жители и похоронили отважных девушек….


  • 23 672 боевых вылета совершили лётчицы авиаполка за военное время.

На пределе сил. 

Жизнь Гали Докутович и её подруг проходила в воздушных боях. Как отмечала командир полка Евдокия Бершанская: «Докутович отлично освоила штурманское дело, успешно летала в сложных метеоусловиях, её отличало исключительно точное бомбометание». Но чего стоили нашим девушкам боевые вылеты, требовавшие и физических сил, и мужества! Однажды, вернувшись с очередного задания, Галя настолько была измучена, что прилегла отдохнуть прямо на стоянке самолётов, и на неё совершил наезд торопившийся на старт водитель бензовоза. Пройдя курс лечения в госпитале, девушка была выписана, чтобы продолжить восстановление сил в отпуске. Но Галя решила вернуться в полк. Не могла она поступить по-другому в тяжёлое для страны время. Втайне от всех лётчица принимала обезболивающие лекарства, о чём стало известно лишь после её гибели, и летала наравне со всеми. 

О напряжённости военных будней можно судить по воспоминаниям Героя Советского Союза Евдокии Пасько: «За одну лётную ночь мы успевали сделать пять–шесть вылетов, в зимние ночи – 10–12. Были случаи, когда экипажи от усталости не могли самостоятельно выйти из кабин. Работать приходилось и в кинжальных лучах немецких прожекторов, и при сильном артобстреле».

В те дни Галя написала стихотворные строки: «Грозными армадами идут бомбардировщики,/ А над ними стайками вьются ястребки./ Дрогнет враг, попятится, в гости к нам непрошеный,/ Побежит с разгневанной солнечной земли!» Помимо военной службы, Галя занималась и общественными делами – редактировала литературный журнал, который издавался в полку. В нём печатались и её рассказы. Журнал пользовался большой популярностью среди лётчиц. 



Последнее задание. 

Летом 1943 года советские войска перешли в контрнаступление на Орёл и Белгород, шли упорные бои на земле и в воздухе. К тому времени у Гали насчитывалось свыше 120 боевых вылетов. О том, что случилось в ночь на 1 августа 1943 года, рассказала начштаба полка Ирина Ракобольская: «Было произведено по заданным целям 15 самолёто-вылетов, сброшено на врага 140 бомб. С задания не вернулось четыре экипажа: Высоцкая, штурман Докутович; Крутова, штурман Саликова; Полунина, штурман Каширина; Рогова, штурман Сухорукова».

А в боевом донесении значилось, что самолёт младшего лейтенанта Докутович над целью был обстрелян сильным зенитным огнём противника: «Несмотря на сильное огневое заграждение и прожектора противника, боевое задание было выполнено – бомбы легли в цель. При возвращении на свой аэродром самолёт был подожжен огнём истребителя противника, в результате Докутович сгорела вместе с самолётом».



Они «незабудки!» 

Сколько наших талантливых, умных, смелых, красивых девушек унесла военная пора 1941–1945 годов… Это потерянные жизни целого поколения... Они по-настоящему преданно любили Родину, сражались за её освобождение, не щадя своих жизней.

Галя Докутович похоронена под станицей Крымская (ныне город Крымск Краснодарского края) в селе Русское в братской могиле, где на мемориальной плите начертано и её имя. А в родном Гомеле в её честь названа одна из улиц, на здании политехнического колледжа по улице Билецкого, 6, установлена мемориальная доска. Раньше здесь размещалась школа, где в 1933–1936 годах училась Докутович. Ей посвящена пьеса Владимира Мехова «Полёт», поставленная в 1969 году Белорусским республиканским театром юного зрителя.

Как известно, немцы прозвали лётчиц 46-го гвардейского авиаполка «ночными ведьмами» за то, что все их боевые вылеты были исключительно ночными. А перед пикированием на вражеские позиции девушки отключали ещё и моторы на своих бипланах По-2. Оставался слышим лишь негромкий шелест воздуха под крыльями, похожий на звук метлы. Но всё-таки тысячу раз прав телеведущий, народный артист России Леонид Якубович, снявший фильм о лётчицах женского авиаполка и сказавший о них так: «Они не "ведьмы", они "незабудки"»!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях