Как журналисты «В» слепили Деда Мороза без снега | Новости Гомеля
Как журналисты «В» слепили Деда Мороза без снега
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский
11:00 31 Декабря 2019 Общество

Как журналисты «В» слепили Деда Мороза без снега


Съел гель и выжил


Когда-то в детстве я занимался лепкой в художественной школе и даже создал миниатюрную скульптуру американского рестлера (а по-нашему – борца) Халка Хогана из пластилина, а ещё небольшую статую оперной певицы из глины, которая к тому же играла в процессе пения на скрипке. Скажете, странные  персонажи? Пожалуй, но мультяшный Дед Мороз, которого я вместе с напарником Василием Владимировичем  решил увековечить в торте, получился не менее необычным. А процесс его лепки оказался намного тяжелее, нежели когда я создавал  рестлера.  

Мы сразу отказались от мысли взяться за снеговика – хотелось чего-то посложнее. Тем более что рядом возвышался настоящий шедевр мастера – космический торт с роботами и мальчиком, который удил… звёзды! 


Облачившись в плащи-накидки, 



приняли 



из рук кондитера ОАО «Гомельхлебпром» Дмитрия Антипенко брикеты мастики. 



Из них нам предстояло создать свои произведения. 


Я не преминул попробовать белую массу, которая по вкусу напомнила зефир. 


А потом стал её мять – ладонь за несколько минут устала, как от эспандера. 


Чтобы раскатать шары мастики, кондитер посыпал стол крахмалом. 


В этот момент я решил сразиться на скалках с Василием Владимировичем – хотелось одержать победу до начала поединка по лепке лучшего Деда Мороза. 


По завершению фехтования счёт – 0:0. 


– Давайте лучше за столом выясним, у кого круче и смешнее получится Дед Мороз, – предложил Дмитрий Антипенко. 


– Будем ваять, как Микеланджело? – попытался я пошутить.


– В отличие от многих скульпторов мы не станем наращивать массу фигуры маленькими кусочками, как при лепке из пластилина, – пояснил Дмитрий, – а сделаем всё из цельных кусков мастики.   

Чтобы почувствовать её массу, я попытался пожонглировать шарами, которые после раскатывания станут снежным покрывалом для пенёчков. 


Оказались увесистыми. Тонкий слой мастики к пенопластовому основанию (под которым подразумевается настоящий торт) приклеиваем с помощью геля.




– Съедобный? – интересуюсь у кондитера и, получив утвердительный ответ, решаю попробовать. По вкусу гель напоминает яблочный джем. 


– Будете? – предлагаю ложку Василию Владимировичу.

– Посмотрим через два часа. Если выживешь, то, пожалуй, – хитро улыбается мой соперник. 


Далее мы с трудом мнём практически каменную шоколадную массу, 


отчего ладони становятся коричневыми. 


Закладываем её в силиконовую форму, 


чтобы получить отпечаток коры пенька. 


Тело для Деда Мороза скатываем из красной мастики, равно как и валенки. Рукавички вначале напоминают клешни краба. Специальным скальпелем отрезаю частичку большого пальца. 


И вот, пожалуйста, – можно клеить миниатюрный фрагмент с помощью подслащённой воды к рукам сказочного персонажа. 


В процессе лепки Дмитрий обращает внимание на то, что скатывать шарики и колбаски лучше всего самой тёплой частью руки – подушечкой под большим пальцем. Так постепенно большая запятая из мастики превращается в колпак для Деда Мороза.  


Преодолеть закон тяготения и приделать к колпачку помпон помогает пищевая проволока, на которую мы и нанизываем шарик. 


Далее с помощью стека и скальпеля делаем завитки для будущей бороды. 


Спустя два часа работы Дед Мороз готов. 


У Василия Владимировича вариант с аккуратной испанской бородкой, 


у меня – с окладистой русской. 


– Победила дружба, – заключает Дмитрий Антипенко. 


Главными же судьями оказываются журналисты редакции, которые выносят свой вердикт: «Получилось вкусно» и… не оставляют от Деда Мороза даже валенок. А значит, наш опыт удался.

Первый торт не комом

Визит на четвёртый хлебозавод по Олимпийской улице напомнил о времени его возведения. Тогда общался со строителями, которые говорили о проблемах, но предприятие всё же ввели в строй. По журналистским делам довелось быть здесь и в числе дегустаторов первых изделий хлебозавода. 

Сейчас, когда на проходной предприятия облачали в специальные накидки, почувствовал запах свежей выпечки. 


Вспомнил, как во времена дефицита, как раз под Новый год, устраивали с приятелями челленджи. Побеждал тот, кто первым покупал торт. Правда, для этого приходилось немало побегать по магазинам. В итоге ни один праздник не обходился без сладкого. 


Как теперь понимаю, выиграть «гонку» можно было без особых усилий. Убедиться в этом помог победитель Всемирной кулинарной олимпиады Дмитрий Антипенко.

 

Кстати, эти глобальные состязания проводятся раз в четыре года. В мастерской ОАО «Гомельхлебпром», где создавались знаменитые на весь мир работы, он преподавал нам гастрономические азы. 


По словам прославленного гомельчанина, в торговой сети можно найти ингредиенты для создания домашнего шедевра. Кроме покупной пищевой мастики, у нашего наставника оказались и авторские разработки. 


Ведь судьи серьёзных конкурсов также оценивают и вкусовые качества изделия. 

Тут же вспомнил давнишнюю встречу с забавными кулинарами. Они показали торт и предложили на спор съесть  изделие одному. В те годы всего за один рубль продавался маленький торт, который осилить самому было вполне возможно.  Но в том пари  был стандартный на вид торт, украшенный  огромными розочками. Кусочек одной из них дали попробовать. Ароматное масло приятно растаяло во рту, и мы ударили по рукам. Но весь продукт мне оказался не по зубам. Потому что вместо бисквита в нём была деревяшка. 

Во время мастер-класса мы также использовали несъедобную основу из пенопласта, но всё остальное было пищевым. 


Сахарная мастика различных цветов напоминает замёрзший пластилин. 


Чтобы её размять, требуется сила. 


Поэтому кондитер больше мужская профессия, прокомментировал Дмитрий Антипенко.


Хотя у нас таким трудом в основном заняты дамы. 


В подтверждение его слов мимо окна мастерской, где мы занимались, девушка в белом одеянии прокатила контейнер со свежей выпечкой. 

Важным элементом праздничного торта является его украшение. Именно ему  уделили особое внимание. Большинство деталей, из которых мы создавали отдыхающих на пеньках Дедушек Морозов, начинались со скатывания колобков.


 Эти шары раскатывали между ладоней и превращали в цилиндры и конусы, 


а затем – в бороды, варежки и валенки, иные детали. 


Покрытие пенька также делали из сладких шаров, раскатанных скалкой до толщины четырёх миллиметров. 


Вместо клея использовали фруктовое желе, 


а то и обычную воду с сахаром, которая размачивала мастику и, высыхая, скрепляла детали. 


А вот кора пеньков, где сидят новогодние персонажи, состоит практически из чистого шоколада. 


Когда разминал неумелыми руками, шоколадный шар распался, словно был из порошка. 


Решил вернуть эластичность и переусердствовал, чем «утомил» массу, как пояснил мастер. 

По его совету, пришлось отложить в сторону и дать ей «отдохнуть». 


Весёлым финалом стало изготовление снежинок. 

На этот раз мы воспользовались специальным приспособлением. 


Как показалось, другие кондитеры скептически поглядывали на наши творения. 


Понятно, что им ничего не стоит создать нечто подобное за считанные минуты. Генеральный директор ОАО «Гомельхлебпром» Наталья Веромеева в своей оценке  была более благосклонной. Она отметила, что наши Дедушки Морозы внесли позитив в производственный процесс.


Напоследок Дмитрий поделился незыблемым правилом: приступать к созданию творения необходимо только в добром расположении духа. Если что-то идёт не так, мастер  идёт пить чай.  Нам это не понадобилось. Настрой у нас был боевой. Обошлись без перерывов. Это был первый блин (торт), и вроде оказался не комом. 


Автор текста: Дмитрий Чернявский, Василий Дубик

Автор видео: Чернявский Женя

Автор фото: Чернявский Женя

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях