«Могучая кучка» Гомельской ЧК: об известных людях, судьба которых связана с Гомелем - в проекте "Баден-Баден" | Новости Гомеля
Сергей Вершинин Сергей Вершинин Автор текста
15:40 26 Сентября 2021 Общество

«Могучая кучка» Гомельской ЧК: об известных людях, судьба которых связана с Гомелем - в проекте "Баден-Баден"

Мы продолжаем публиковать полную версию проекта «Есть Баден-Баден, а есть Гомель-Гомель». Читайте в выпусках об известных людях, судьба которых так или иначе связана с Гомелем и Гомельщиной. Одни родились в нашем городе и области, другие здесь ушли из жизни, в судьбе третьих в наших краях произошли важные, порой переломные события.

Так уж распорядилась история, но в конце 10-х – начале 20-х годов в Гомельской чрезвычайной комиссии собралась целая группа чекистов, которая оставила после себя заметный, порой кровавый след в период становления Советской власти в СССР. Председателем Гомельской губернской чрезвычайной комиссии в те годы был Николай Волленберг. А под его началом работали Наум Эйтингон, Владимир Алексеев-Желязников, Павел Корнель, ставшие впоследствии видными советскими разведчиками. Помощником начальника новобелицкой милиции в это время был Семён Кремер, в Полесском обкоме РСДРП работал уроженец Чечерска, печально известный впоследствии Яков Агранов. Промелькнул в Гомеле и Яков Блюмкин. Остановимся подробнее на каждом из них, кроме уже ранее представленного в нашем проекте Алексеева-Желязникова.


Руководитель «фирмы». Николай Волленберг руководил знаменитой операцией «Крот», в результате которой на Гомельщине удалось ликвидировать несколько террористических групп подпольной организации Бориса Савинкова. После этой операции Волленберг был назначен начальником Башкирского ОГПУ. Затем, уже в конце 20-х годов, он являлся полномочным представителем ОГПУ по Казахстану. В 30-х годах Николай Волленберг – резидент советской разведки в Иране, а затем в Польше. В связи с резким ухудшением здоровья он возвратился в Москву и в конце 1937 года скончался.


«Утка» для Троцкого. Одним из самых активных участников операции «Крот» был уполномоченный по военным делам особого отдела Гомельской ГубЧК Наум Эйтингон. В октябре 1921 года он был тяжело ранен в бою с диверсантами. Память об этом ранении осталась на всю жизнь: с тех пор Эйтингон слегка прихрамывал. Подлечившись, помогал Волленбергу в Башкирии, а затем был переведён в Москву.

Впоследствии стал одним из руководителей советской разведки. Участник Гражданской войны в Испании. Мастер диверсий и актов террора за рубежом (убийство диктатора Северного Китая и Манчжурии Чжан Цзолиня, похищение во Франции белогвардейских генералов Кутепова и Миллера, вывоз в СССР испанского государственного золотого запаса). Наум Эйтингон разработал и подготовил знаменитую операцию «Утка», итогом которой стало убийство в Мексике Льва Троцкого.


В послевоенные годы возглавлял операции по подавлению «лесных братьев» в Литве и Западной Беларуси. Всего просто не перечислить. Только он и не менее легендарный Павел Судоплатов (о нём мы ранее рассказывали) – два представителя из высших чинов разведки, награждённые полководческими орденами Суворова. После смерти Сталина был арестован и провёл 12 лет в лагерях. Удивительно, но дожил Эйтингон до глубокой старости и умер в Москве естественной смертью в 1981 году.


Под псевдонимом «Барч». В 1921 году гомельчанин Семён Кремер был помощником начальника милиции в Новобелице. Затем учился, служил в кавалерии, а с 1936 года работал в ГРУ (Главное разведывательное управление). Через год Кремер направлен секретарём военного атташе в Лондон. Стал одним из лучших разведчиков лондонской резидентуры (псевдоним «Барч»). Он сыграл одну из главных ролей в раскрытии планов Великобритании и США по созданию атомного оружия. В июне 1942 года неожиданно подаёт рапорт с просьбой направить его на фронт. С января 1943-го он командовал 8-й гвардейской механизированной бригадой, стал генерал-майором и Героем Советского Союза.


Сталинский палач. Если все выше представленные выходцы из Гомельской ЧК и милиции стали известными разведчиками, то Яков Агранов был одним из главных лиц в «мясорубке» сталинских репрессий первой волны.

Получив среднее образование, Агранов работал конторщиком в Гомеле. В 1915 году был арестован и сослан в Енисейскую губернию. В ссылке пробыл до самой революции. В 1917-м Агранов стал секретарём Полесского обкома партии большевиков, был одним из основных руководителей захвата власти большевиками в Гомеле. Руководил арестами «контрреволюционеров» в Гомеле и за «успехи» был назначен секретарём Совнаркома РСФСР. В дальнейшем дослужился до должности заместителя председателя ОГПУ (Г. Ягоды), а затем стал заместителем наркома внутренних дел (сначала Г. Ягоды, а затемН. Ежова). В 1937 году был арестован, а в 1938-м – расстрелян. Ходатайство о посмертной реабилитации в 1955 году было отклонено.

И было за что. Именно Агранов расследовал события Кронштадтского мятежа, составлял списки лиц, подлежащих высылке из СССР (Н. Бердяев,Н. Лосский и другие), руководил следствием по делу Кирова (где устранил всех его участников и свидетелей), был одним из организаторов процесса над Г. Зиновьевым и Л. Каменевым. Именно Агранов готовил материалы для главных политических процессов 30-х годов, запустив систему уничтожения людей на полную катушку.


Убийца Мирбаха. 6 июля 1918 года в Москве левый эсер Яков Блюмкин с помощью бомбы и револьвера убил германского посла в РСФСР графа Вильгельма фон Мирбаха, считая, что это убийство сорвёт подписание Брестского мирного договора. Начавшийся после убийства мятеж левых эсеров в Москве был с большим трудом подавлен большевиками.

Уроженец Черниговщины до переезда в Москву некоторое время работал в Гомеле, где и примкнул к левым эсерам.

На удивление, громкое убийство сошло ему с рук, и он с успехом «работал» в ЧК и ОГПУ (был резидентом советской разведки в Стамбуле), пока в 1929 году не был арестован и расстрелян. Вёл это дело Яков Агранов (вот такие дела).

Босс Штирлица. Ещё один представитель Гомельской ЧК тех лет Павел Корнель также участвовал в операции «Крот». И тоже был замечен и ушёл на повышение в Москву. С 1924-го по 1926 год работал в Восточном отделе ОГПУ. В разведку перешёл в 1927 году и сразу же был направлен оперативным работником «легальной» резидентуры в Берлине.

Как известно, образ знаменитого Штирлица-Исаева собирательный. Но, по мнению исследователей, основным его прототипом был гауптштурмфюрер СС Вилли Леман (оперативный псевдоним «Брайтенбах»). Его-то ещё в 1929 году и завербовал в Берлине тогда уже кадровый советский разведчик Павел Корнель, работающий в Германии под псевдонимом «Жан».

С 1932 года находился на ответственной работе в центральном аппарате разведки. Для выполнения специальных разведывательных заданий выезжал в Германию, Австрию, Норвегию и Турцию.

Некоторые чекисты проскочили через сталинские чистки, многие под них попали. Как и Павел Иванович Корнель. В 1937 году он был арестован и расстрелян как враг народа. Реабилитирован посмертно в 1956 году.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях