Не в своей тарелке: журналисты испытывают свои возможности в непривычных условиях
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский
17:02 11 Сентября 2018 Общество

Не в своей тарелке: журналисты испытывают свои возможности в непривычных условиях

Следить за приключениями других у телеэкрана, серфить в интернете и сражаться с танками в компьютерных играх – многие из нас посвящают чему-то подобному всё свободное время. Но может для того, чтобы почувствовать жизнь, нужно что-то большее? «Не в своей тарелке» – новый проект газеты «Гомельские ведомости», в котором журналисты испытают свои возможности в непривычных условиях. А начнём мы с экстремального вида спорта – скейтбординга. Что ж… поехали!



Дмитрий Чернявский, редактор отдела культуры

Ещё на подходе к скейтпарку на набережной реки Сож слышал урчание колёс и  глухие удары. Казалось, что кого-то методично избивают. Я невольно напрягся. 

Мы договорились встретиться со скейтером Ваней Лапицким, согласившимся помочь освоить доску на колёсах. Последний раз я становился на неё больше 20 лет назад. «Как всё просто», – решаю, глядя на непринуждённо катающихся ребят. И создаётся впечатление, будто их кроссовки имеют магнитную подошву, которая после прыжка притягивает скейт. В ожидании Вани мы знакомимся с Ильёй Силковичем и просим его показать азы катания на доске.



– Какая у вас опорная нога? – интересуется парень.


Я пожимаю плечами и тут же получаю толчок в спину.


– Правую ногу выставили, значит, эта, – быстро решает проблему скейтер и добавляет: – ногу надо ставить на болты. 



Теперь отталкивайтесь.

Я чувствую, как доска начинает шататься из стороны в сторону. 



Это напоминает балансировку эквилибриста на катушках в цирке, когда на несколько конусов ставится доска и артист пытается удержать равновесие. 


– Расслабьте мышцы, – советует Илья. Это и в самом деле помогает. Качусь  вперёд. Остановить меня может только забор. Пытаюсь повернуть, отклонив туловище влево. Что-то похожее видел, просматривая в интернете видеоролики. Но скейт уверенно идёт вперёд. Спрыгиваю с доски, которая катится в бордюр. 


– Лучше так не делать, – предупреждает Илья, – Иначе от удара боковая грань доски «чепуется» (растрескивается). Капли дождя попадают в сколы и она начинает расслаиваться.  При поворотах нужно нажимать левой ногой на край доски.

Я пытаюсь это сделать, скейт привстаёт на дыбы и несколько раз шлёпается колёсами чуть левее выбранного курса. 



«Освою поворот как-нибудь потом», – решаю я, и мой взгляд останавливается на небольшой горке. 



«Вот бы скатиться с неё», – появляется внутреннее желание. Прошу Ваню, который только что подъехал, подсказать, как лучше это сделать. 

– Главный совет: хочешь научиться нормально кататься – должен уютно и свободно чувствовать себя на доске. Чтобы никакое препятствие не помешало – камушек, кочка, ямка. 
Ваня предлагает попробовать для начала трюк Ollie (прыжок на скейте). 


– Сильнее нажимайте левой ногой на тэйл (заднюю часть доски). 


Переднюю ногу ослабить, – учит меня скейтер, в то время как я пытаюсь превозмочь законы физики.


 – Чтобы отточить этот трюк, у меня ушло полгода, – подбадривает Ваня. 



– Давно экстрималишь? – интересуюсь.

– Сезонов шесть, – отвечает парень. Дело в том, что скейтбордисты считают время катания не годами, а сезонами, которые начинаются, как только сходит снег, и заканчиваются с началом зимы. 



Тут я замечаю на скамейке несколько упаковок хозяйственного мыла.

– Вы что стираете вещи на берегу Сожа?
– Нет. Смазываем мылом перила, чтобы скользить по ним во время трюков на доске, – объясняет Ваня.



И всё же меня не отпускает мысль скатиться с небольшой горки. Я вскакиваю на площадку, ставлю скейт.

– Лучше присесть на спуске, – рекомендует Ваня. – Поаккуратней, а то будет как у меня, когда я во время трюка порвал связки на запястье. Два года прошло, до сих пор болят.


Такое предостережение вызвало нервное напряжение, которое одновременно заставило внутренне собраться. Наверное, что-то подобное чувствуют парашютисты перед первым прыжком, когда в кровь впрыскивается доза адреналина.

Толчок, доска тронулась, колёса урчат. 





Ещё секунда и… со всей силой земного притяжения растягиваюсь на бетоне, прочертив джинсами весь остаток пути. 





В качестве амортизатора срабатывает левая ладонь, на которую приходится удар. Мой нос оказывается буквально в миллиметре от земли. Если бы я инстинктивно не выбросил руку, то разбил бы лицо. 


Встаю. Перевёрнутый скейт лежит в стороне. 


Ладонь красная. Левый кроссовок пошарпан и надорван в двух местах. Джинсы в бетонной пыли. Но в целом полёт прошёл нормально. 

Желание объездить скейтборд не оставляет меня, и я решаюсь на вторую попытку.  



– Лучше отойти подальше, чтобы во время разгона почувствовать доску. Тогда будет время скоординироваться на спуске, – советует Ваня.

– Может, стоит присесть чуть ниже?

– Попробуйте – улыбается скейтер.

Толкаюсь, еду, спуск и… словно какая-то сила катапультирует меня с доски. Я пробегаю несколько шагов, обгоняю скейтборд. Ну, хотя бы без падения.



 А значит, уверенность растёт. В третий раз решаю не приседать, а балансировать всем телом. Толкаюсь и… как будто пробежавшись по канату над пропастью, остаюсь на доске. 



Проезжаю ещё метра два и только тут спрыгиваю со скейта. 

Тормозить я пока не научился. 




И как у большинства новичков, у которых что-то получилась, мне начинает казаться, что я готов для штурма любых высот. Взгляд останавливается на полутораметровой горке. Вместе с Ваней направляемся к «высотке». Забираемся. 



Одной ногой я припечатываю заднюю часть скейта к горке, а вторую ставлю на доску, повисшую над пропастью. 



И только тут понимаю, что если толкнусь, то завтра на работу точно не попаду. И через месяц тоже. Одними ушибами здесь не отделаешься. Напарник по катанию – журналист Василий Владимирович помогает спуститься с горки. 




Приехали…

Наутро, когда я пишу эти строки, у меня болит ладонь и левое бедро. Чувствую потянутые мышцы стопы, но полученные эмоции стоят того. А, значит, приключения только начинаются. И продолжение следует…







Василий Дубик, редактор отдела молодёжных проблем


На днях впервые в жизни встал на скейтборд, и таки удалось прокатиться.




Сразу начну с последствий близкого знакомства с доской на колёсиках. Ночью проснулся от боли в лучезапястном и голеностопном суставах. В домашней аптечке нашёл мазь, показанную при ушибах, помазал — боль утихла. Название медикамента специально не указываю, после получения травмы лучше сразу обращаться к врачу. Он и назначит, чем и как лечиться. 

Вспомнил, как вечером приземлился на бетонное покрытие городского скейт-парка, куда отправился вместе с коллегами. 


Покатавшись на доске как на самокате, решил повторить движение мастеров: начать не с разгона, а на стоящем скейте. 

Став обеими ногами на доску, переваливался со стороны в сторону. 



Скейт поехал, но медленно. Чтобы ускорить движение, увеличил амплитуду, да так, что не удержался. Основную тяжесть удара приняли на себя рука и нога. 

Замечу, перед первой поездкой на доске посоветовался с завсегдатаями скейт-парка. К нам, взрослым, молодёжь вначале отнеслась с осторожностью. Узнав, что пришли гости из «Гомельских ведомостей», разговорились. 



Дескать, нашу газету читают. Но по-настоящему начали общаться только после того, как журналисты встали на скейты. А после наших падений, как мне показалось, мы вообще стали своими. 

Ребята сказали, что в Гомеле нет официальной школы, где обучают катанию на скейтборде. Поэтому каждый из них самостоятельно оттачивал мастерство. Несмотря на молодость, у каждого есть своя история падений. 



Зачастую обходилось без переломов, но ушибов, по словам ребят, никому избежать не удалось. У некоторых травмированные связки беспокоят спустя годы. 



Повествование о травмах не внушает оптимизма. Но парни с таким вдохновением показывали, как ставить ноги на доску, демонстрировали сложные трюки и не советовали их повторять, что захотелось попробовать. 


При выполнении завсегдатаем скейт-парка прыжка у доски отвалилось колесо, однако парень ловко приземлился на ноги. Тут же схватил скейт и отвалившиеся детали. Оценил повреждения и заметил, что сам отремонтирует. 

Такое деловое и бережное отношение к инвентарю напомнило мне Киевский спуск 70-х годов. Там гоняли создатели первых гомельских (может, и мировых) скейтбордов. Это был управляемый деревянный ящик на подшипниках. Зачастую двое, а то и трое сидящих в нём ребят, объезжая отдыхающих,  с грохотом неслись к набережной. Особый класс показывали смельчаки, съезжавшие стоя на досках без бортиков. После нескольких спусков сбитый гвоздями скейтборд нуждался в ремонте, к которому дружно подключались прохожие. 

Сегодня тонкий клееный шпон заменил деревянный ящик, а на подшипники надели мягкую синтетику. Между тем, юные гомельчане сетуют на дороговизну инвентаря. Уверены, что доступные цены увеличат число энтузиастов. Чтобы сэкономить, покупают по запчастям и сами собирают. 



К слову, в окрестностях не заметил ни одной новой доски. Как сам убедился, начинать кататься всё же лучше на фирменном скейте. Он более манёвренный и лучше управляем. 
В вечернее время в скейт-парке катались всего несколько парней на досках и на велосипедах. 



Позже их число увеличилось, но больше двух десятков всё же не собралось. Говорят, в городе только около 60 человек серьёзно занимаются скейтбордом. 

Лично у меня эти ребята вызывают восхищение. В свободное от учёбы время они не предаются вредным привычкам, не сидят сутками напролёт за мониторами, а занимаются спортом. При этом ребята не прекращают учиться в своих образовательных учреждениях, к тому же, не остаются безразличными к событиям в городе, стране и за рубежом.





С 2017 года считается олимпийским видом спорта. В 2020 году на Олимпийских играх в Токио впервые в истории будут разыграны медали в скейтбординге. 


Автор фото: Ирина Чернявская

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях