«Ну, Дед Мороз, погоди!»: как Костя Клюшкин помог Снегурочке совершить чудо под музыку Аллы Пугачёвой | Новости Гомеля
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
11:00 31 Декабря 2020 Общество

«Ну, Дед Мороз, погоди!»: как Костя Клюшкин помог Снегурочке совершить чудо под музыку Аллы Пугачёвой

Одним из главных атрибутов Нового года на любом предприятии является ёлка. И если лесную красавицу найти можно и будет она безропотно стоять до середины января, а искусственная хоть до майских праздников, то с Дедом Морозом приходится повозиться. Особенно если вы решили отыскать сказочного персонажа в родном учреждении. То он стесняется, то плохо запоминает сценарий и тяжело переносит алкоголь, а то и вовсе обладает неподходящим голосом. А между тем, многие хотят, чтобы праздник высыпался на голову как фейерверк, а новогоднее чудо произошло как-то само собой, без их участия. Того же хотел и Костя Клюшкин, пока сам не совершил чудо на новогоднем корпоративе.

Повышение

Накануне Нового года директор предприятия Олег Петрович позвал начальника отдела Вильяминова к себе в кабинет. 
– Павел Андреевич, выручай, – взволнованно произнёс директор. – У нас через час праздничный корпоратив должен начаться, а Семён Борисович, который каждый год Деда Мороза играет, закоронавирусил. Может, ты его сможешь заменить? 
– Петрович, я бы с радостью. Но ты же понимаешь, пятый день на антибиотиках сижу. А если нужно будет поддержать моральный дух родного коллектива? Все сразу поймут, что к ним привели ненастоящего Деда Мороза. Ещё обидятся. 
– Да-а-а, это точно, – вздохнул Олег Петрович. – Сейчас такая ситуация, что нам нужен крепкий, бодрый, а главное – исключительно здоровый Дед Мороз. Чтоб не болел, на самоизоляции не был замечен, ну и к алкоголю устойчивый. 
– Да где сейчас такого динозавра найдёшь? Семён Борисович, кажется, лет 20 не был на больничном, и тот не устоял, – сказал Вильяминов.
Тут в кабинет постучались, дверь открылась, и вошёл Костя Клюшкин. 
– Олег Петрович, вот документы, – произнёс инженер.
 Вильяминов и Олег Петрович упёрлись в него взглядом. 
– Как здоровье, Костя? – добродушно спросил Олег Петрович и машинально расписался в бумагах.
– На той неделе герпес лечил, а что?
– Это хорошо, что только герпес. Послушай, ты в новогодних утренниках раньше участвовал? – поинтересовался директор.
– Был зайчиком, как и все, – ответил Клюшкин.
– Ты знаешь, наше время требует своих героев, которые и на работе выдают результат, и в общественной, так сказать, жизни умеют проявить себя. Хочешь, мы тебя прямо сейчас повысим? 
– Как говорится, из грязи в князи, – добавил Вильяминов.
– Конечно, – Костя слегка обомлел, но тут же приободрился, представив себя сидящим за огромным столом в кресле императорских размеров. 
– Новый год как-никак, а это значит, что все мечты сбываются. Вот тебе костюм Деда Мороза, держи сценарий, – Олег Петрович протянул Клюшкину несколько листов. – Почитаешь, подучишь – всё-таки не зайчиком прыгать. Через час подходи в актовый зал. 
– Так вы это повышение имели в виду?
– Костя, так с этого всё всегда и начинается. Ну и к премии добавим немного. Да, Вильяминов? Вот тебе мешок, вот униформа – борода, шуба. Семён Борисович заболел, вся надежда теперь только на тебя. Иначе праздник, которого мы все так долго ждали, пойдёт насмарку. Ну, ты готов?
– Всегда готов, – обречённо произнёс Клюшкин и стал запихивать шубу в мешок. 
– Если что, просто начинай импровизировать. Да, чуть не забыл, – Олег Петрович сделал паузу и как бы невзначай добавил: – Снегурочкой у тебя будет Эмма Эдуардовна из отдела кадров.
– Но ведь Снегурочку всегда играла Алёна, – удивился Костя.
– На больничном Алёна, – вздохнул директор. 
– Хорошо, но вам не кажется, что Эмма Эдуардовна вышла из возраста внучки?
– Костя, что за предрассудки? Ты даже не представляешь, насколько она молода душой! 
– Олег Петрович, а как же случай с Капустиным?
– А что с Капустиным?
– После того что с ним случилось, я Эмму Эдуардовну, честно говоря, стал немного побаиваться. Вы слышали, что на прошлом турслёте она заставила нашего старшего научного сотрудника, уважаемого всеми Эдуарда Аркадьевича, рубить дрова? Говорят, что у него чуть инфаркт после этого не случился. 
– Разве? – Вильяминов насторожился.
– Но до сильного головокружения она его точно довела. Во время замахов топором вестибулярный аппарат не выдержал нагрузки. И уши заложило. 
– А что вы думали? Женщина – это двигатель прогресса, – сказал директор. – Вспомним ту же Марию Склодовскую-Кюри, Жанну д’Арк… Да без них такие, как наш Капустин, давно бы пылью покрылись. Может, она его проверяла, как мужчину. А головокружение случилось из-за сильных чувств… 
– Думаете, у них могли быть отношения? – удивился Костя. – Неужели она замуж за Капустина собралась? Не поздновато ли? 
– Костя, вы – жертва стереотипов, – сказал Олег Петрович. – В её возрасте у людей второе дыхание открывается. К тому же у Эммы Эдуардовны дача с огородом в 10 соток. А это в её случае немаловажный аргумент в пользу того, чтобы завязать отношения. Ладно, хватит разглагольствовать. Вот тебе, Костя, сценарий. Готовься, скоро выступать.


Будьте моим mon amie


Костя сел за рабочий стол и стал читать реплики Деда Мороза. Вскоре он услышал вкрадчивый стук в дверь, которая резко распахнулась, и в кабинет вошла Эмма Эдуардовна:
– Костя, а я вас повсюду ищу. Олег Петрович сказал, что сегодня вы будете моим mon amie?
– Кем?
– Сердечным другом. 
– Дедом Морозом, вы хотели сказать… 
– Чувствую, не любите вы французских романов.
– Причём здесь романы? – Клюшкин напрягся.
– Ах, Костя, Костя, мало вы ещё понимаете жизнь. Но это поправимо, – и она отбросила листок Клюшкина со сценарием. 
– Стойте, там мои реплики. Через полчаса выходить, а я почти ничего не запомнил. Я же провалю роль Деда Мороза. 
– Дедом он собрался быть… Костя, сейчас не те времена. Ну-ка, приколите мне лучше брошку на лацкан шубы Снегурочки, – женщина накинула на себя наряд.
Костя стал закреплять брошку, но та как назло не поддавалась, и тогда Эмма Эдуардовна решила взять инициативу в свои руки. Она обхватила пальцы инженера и надавила на них. Защёлка сработала.
– Какие у вас холодные руки. Давайте-ка я вас, Костя, отогрею, – Эмма Эдуардовна щёлкнула пальцем по чему-то, что отозвалось стеклянным звоном в сумочке. 
– Может, не надо. Я всё-таки к серьёзной роли готовлюсь. Можно сказать, главной. 
– Будете так готовиться, совсем околеете. На вас же будет смотреть весь отдел, вы должны стать примером для наших мужчин, – и женщина достала бутылку вина.
– Это ещё зачем?
– Вы в роль хотите вжиться?
– Хочу…
– Тогда по чуть-чуть… 
Эмма Эдуардовна достала из шкафчика два фужера и налила их до краёв.
– За нас, за слабых женщин, и за вас – настоящих рыцарей, – произнесла она. 
После неожиданно прозвучавшего для Кости тоста он покорно пригубил бокал. Помолчав, женщина сказала: 
– Эх, Клюшкин… Думаете, мне легко эту Снегурочку, можно сказать, всю жизнь играть? При необходимости – таять от мужского внимания, а когда того требуют обстоятельства – становиться холодной и решительной. А я совсем не такая. И кое-кто этого совсем не понимает… Воспринимает меня как какую-то пиковую даму, способную погубить или лишить последнего здоровья. Клюшкин, скажи, ты тоже считаешь, что мужчины меня боятся? Любят и боятся… Неужели я на большее не способна? – разоткровенничалась Эмма Эдуардовна и придвинула бокал к Косте. Не выдержав напора глаз собеседницы, Клюшкин залпом выпил всё вино. 
– Да вы… Да вы… Да вы ещё ого-го! Да вы же как чайка в небе! – вырвалось у Клюшкина.
– Ты, правда, так думаешь? – Эмма Эдуардовна облокотилась на спинку стула. – А вот некоторые научные сотрудники хоть и получили от природы ум, так не считают. Сами дров не могут нарубить, а смотрят на меня совсем не как на птицу, а как на сдувшийся дирижабль. 
– Эмма Эдуардовна, не обращайте на них внимания. Это всё стереотипы. Я хоть и не читал французских романов, но и без них вижу, что вы воплощение красоты и грациозности. Вы наша изящная лань!
– Тогда давайте выпьем за честных, за искренних людей. За вас, Константин! – и Эмма Эдуардовна подняла бокал. – Думаю, я могу на вас, если что, положиться, – женщина многозначительно посмотрела на Костю.
Тут в кабинет влетел Вильяминов:
– Костя, Эмма Эдуардовна, ну что вы тут всё сидите, давайте на сцену. Там уже полным ходом корпоратив идёт.

На «Титанике»

– Дед Мо-роз! Дед Мо-роз! – услышал Клюшкин, подходя к залу. Его нутро от волнения обдало теплом, как батарею отопления, в которую только что пустили горячую воду.
– Ну здравствуйте, мои дорогие, и маленькие, и большие. Всех вас с Новым годом поздравляю, счастья и добра желаю! – произнёс Клюшкин заученную фразу. 
– Давайте поиграем в праздничный корабль. Все смотрели фильм «Титаник»? – последовали слова Эммы Эдуардовны.
– Да-а-а, – раздался дружный крик сотрудников.
Клюшкин с недоумением посмотрел на Снегурочку и прошептал ей на ухо: «Это же не по сценарию». «Доверься мне, я знаю что делаю, – прошептала в ответ женщина, – начинай изображать пургу и кричи:  Заморожу  ».
 Клюшкин стал размахивать руками, стучать посохом и, раздувая щёки, протяжно завывать: «У-у-у-у!»
Эмма Эдуардовна громко произнесла:
– Дедушка Мороз заморозил нашу кают-компанию. Чтобы согреться, я приглашаю вас по­участвовать в горячих танцах. Для этого нужно, чтобы сюда поднялись пары. Давайте, не стесняйтесь. 
На сцене образовалось шесть пар, но Эмма Эдуардовна почему-то не начинала конкурс. И, как показалось Клюшкину, была в состоянии какой-то неопределённости. Костя перехватил взгляд женщины, направленный в сторону Эдуарда Капустина, и сказал в микрофон басовитым старческим голосом: 
– А как же моя внученька Снегурочка? Ведь она совсем в ледышку превратится на моём «Титанике». Не дадим ей замёрзнуть?!
– Не-е-ет! – дружно отозвались сотрудники.
– Тогда нам нужен ещё кто-то для пары. Давайте пригласим на сцену нашего глубокоуважаемого Эдуарда Аркадьевича. Похлопайте ему!
Немного смущенный Капустин, подталкиваемый коллегами, вышел из-за стола и, поднявшись на сцену, подошёл к Снегурочке. 
– Вам предлагается изобразить героев фильма «Титаник», которые в финальной сцене прощаются на тонущем корабле, – знакомила с правилами Эмма Эдуардовна. – А участком суши для каждой пары будет лист бумаги. После очередного «тура» лист нужно будет свернуть вдвое. Победит тот, кто проявит изобретательность и устоит на маленьком клочке вдвоём, при этом продолжая танцевать.
Зазвучала музыка, пары начали медленно двигаться, переставляя ноги.
– Почему ты сам не вышел на сцену, когда я объявила конкурс? – спросила партнёра Эмма Эдуардовна.
– Ел селёдку под шубой… – ответил Капустин.
– Селёдку? – в голосе Снегурочки прозвучало негодование. – Эдик, а ты знаешь, что сегодня один замечательный мужчина восхищался мной? Чайкой в небе называл. Это просто sharman… Ты не находишь? Сказал, что я воплощение красоты, что я грациозная, как лань. 
 В этот момент мелодия остановилась, и Капустин сложил лист пополам. 
– Какой внимательный мужчина... – сказал научный сотрудник, когда они попытались встать на бумагу.
– Ты прав. В нашем мире ещё остались внимательные мужчины, которые не боятся признаться в своих чувствах.
– И кто же этот уникальный человек? – Капустин, понимая, что они долго не устоят на листочке, взял женщину на руки.
– А ты догадайся… Кстати, как тебе моя новая брошка?
– Прекрати со мной играть… При чём здесь брошка?
– Может, лучше поставишь меня на ноги, а то я боюсь, снова не удержишь. Ещё плохо станет, как в прошлый, раз на турслёте. А брошку именно этот уникальный мужчина мне приколол своими холодными пальцами.
– Холодными?! Ну знаешь… – Капустин поставил Эмму Эдуардовну на пол и сошёл со сцены.
Конкурс закончился победой Вильяминова и бухгалтерши Светы, которые получили от Снегурочки по коробке конфет. Поборов в себе волну смятения, вызванную танцем с Капустиным, Эмма Эдуардовна продолжила вести программу. Она достала два заготовленных мешочка и произнесла в микрофон:
– Здесь лежат волшебные вопросы и ответы, благодаря которым мы лучше познакомимся друг с другом. Начнём по порядку с нашего замечательного директора Олега Петровича. Тяните, пожалуйста, листок с вопросом.
– Поддаётесь ли вы соблазну любовных похождений? – прочитал директор и неуверенно потянулся за листком с ответом. 
– Я привык к этому с детства! – прочитал он под общий смех.
Следующим по старшинству был Вильяминов:
– Любите ли вы танцевать стриптиз? – зачитал вслух начальник отдела и тут же сам себе со смехом ответил: – Это мое хобби. 
– Часто ли вам случалось падать с кровати? – прочитала бухгалтерша Света и ответила с листка: – Ну уж это, извините, роскошь! 
Ералаш из вопросов и ответов внёс в зал атмосферу приподнятой бесшабашности. Повинуясь ей, Клюшкин решил изменить условия конкурса и сказал: 
– А теперь усложним задание. Внученька-Снегурочка, тяни билетик.
– Считаете ли вы, что любимому человеку нужно говорить только правду? – произнесла Эмма Эдуардовна. Дед Мороз поднёс мешочек с ответами Эдуарду Капустину.
– Только в бане, – сухо прочитал тот.
– Скажите, вы любите меня? – вдруг неожиданно для себя произнесла Эмма Эдуардовна и услышала за спиной шёпот: «По-моему, что-то пошло не по сценарию». 
Помолчав, Капустин вытащил из мешка листок:
– Только по праздникам, – прочитал он.
– Тогда что бы вы сказали, если бы я вас тут же поцеловала? – сказала Снегурочка. 
– У меня всегда было много талантов, – снова зачитал с листка Капустин.
– Ну так докажите это… – вырвалось у Эммы Эдуардовны.
Капустин запустил руку в мешок, но не нащупал там ни одного листка, почувствовал, как у него защемило в груди и пересохло горло. 
– Я… я… Я боюсь коронавируса, – едва слышно сказал он.
– Ах так! – Эмма Эдуардовна повернулась к звукооператору и повелительно сказала: 
– Юрик, ставь мою любимую!
Из динамика раздалась знакомая мелодия, и зазвучали слова: «Ледяной горою айсберг из тумана вырастает…» Неожиданно для себя на словах: «А я про всё на свете с тобою забываю» Клюшкин оказался в объятьях Эммы Эдуардовны, которая закружила с ним в танце.


Рисунок автора



«Ну, Дед Мороз, погоди!»

Эдуард Капустин, сидя за столом, всё это время наблюдал за Эммой Эдуардовной. «Кто ты – горе или радость? То замерзнешь, то растаешь», – разрывалось у Капустина в мозгу. На словах «Кто же ты на самом деле – айсберг или человек?» Капустин поймал на себе как будто случайный взгляд Эммы Эдуардовны. С какой-то вьюжистой лихостью, уцепившись за Деда Мороза, кружила она среди остальных пар. И тут Капустина как будто молнией ударило в голову: «Так вот у кого холодные пальцы! Так вот кто прицепил моей Снегурочке брошку! Ну, Дед Мороз, погоди!»
– Эмма Эдуардовна, я уже не могу, остановитесь! – задыхаясь, произнёс в этот момент Клюшкин.
– Боится коронавируса! Трус! – будто бы не слыша партнёра, выпалила Эмма Эдуардовна и добавила: – Терпи, Клюшкин. Поверь, мне ещё хуже, – и женщина с повелительной силой прижалась к Косте. 
Всё это время Эдуард Капустин сидел за столом, не сводя взгляда с Деда Мороза. 
– Ну как тебе эта сказочная пара? Вот это отжигает наша Снегурочка, – сказал подсевший за стол Вильяминов. Он протянул Капустину коробку конфет. – Угощайся, это я от Снегурочки за танцевальный конкурс получил.
– Я сегодня уже наелся, – произнёс Капустин и отвернулся от Вильяминова.
А Клюшкин в эту самую секунду почувствовал, как у него из-за стремительного танца начала кружиться голова и к горлу подступил ком.
– Эмма Эдуардовна, пощадите, я больше не могу. Мне плохо! – простонал Клюшкин. 
– А вы думаете, мне хорошо? Пусть почувствует, кого потерял! 
– Ладно, вы только не пугайтесь. Но вы не оставляете мне выбора, – сказал Клюшкин и, схватив Эмму Эдуардовну за плечи, поцеловал в губы. 
За спиной Клюшкина что-то разбилось и перевернулось. Обернувшись, он увидел фигуру Капустина. Ещё секунда, и Костя получил бы по лицу, но Эмма Эдуардовна всем своим телом повисла на руке Капустина, как коала на ветке эвкалипта.  
– Эдичка, остановись, я только тебя люблю, – прокричала женщина.
Воспользовавшись замешательством нападавшего, Клюшкин, чувствуя, что его вот-вот накроет 9-балльная волна гнева научного сотрудника, крикнул изо всех сил:
– Горько!
И Эмма Эдуардовна, заключив Капустина в объятья, слилась с ним в поцелуе. Костя же рванул к выходу и прямо в костюме Деда Мороза оказался на улице. Отбежав на безопасное расстояние, Клюшкин снял бороду и протёр снегом разгорячённое лицо. Внезапно окно второго этажа открылось, и Эмма Эдуардовна прокричала:
– Спасибо, Дед Мороз!
– Да я ему! – пригрозил Капустин и выбросил из окна мешок. 
Костя решил не возвращаться. Он нащупал конфеты в мешке и, закинув его на спину, пошёл к остановке. В его кармане за­играл мобильный. Звонила жена Наташа.
– Ну, как ты там, Костя, скоро придёшь домой? 
– Скоро. Представляешь, сегодня был необычный корпоратив. И ты знаешь, Наташа, что я понял? Оказывается, в каждом даже, на первый взгляд, холодном сердце живёт искра любви. Нужно только попытаться её разжечь. И тогда произойдёт чудо. В общем, передай детям, пускай готовятся встречать Деда Мороза с мешком конфет. Скоро буду…


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях