Обыкновенный фашизм: «фабрика смерти» в годы Великой Отечественной войны | Новости Гомеля
Дмитрий Чернявский Дмитрий Чернявский Автор текста
10:00 13 Февраля 2020 Общество

Обыкновенный фашизм: «фабрика смерти» в годы Великой Отечественной войны

В 1965 году на экраны вышел документальный фильм «Обыкновенный фашизм», в котором режиссёр Михаил Ромм показал ужасающий обыденной жестокостью фашистский режим. В ленте есть и кадры Нюрнбергского процесса, на котором судили руководителей гитлеровской Германии. И хотя приговоры фашистским палачам были приведены в исполнение, суд истории продолжается. Он продолжается в сердцах и умах поколений людей над теми, кто поставил  на поток технологию массового уничтожения людей на «фабриках смерти». На территории  Беларуси такими «фабриками» стали лагеря смерти. О них мы расскажем в новом проекте издания для того, чтобы такое не повторилось никогда!


«Тростенец» был крупнейшим созданным фашистами в окрестностях Минска лагерем смерти на территории Беларуси и оккупированных районов СССР.

«Тростенец» как история трагедии – это не одно, а, по сути, три места. Урочище Благовщина – поляна в лесу в паре километров от деревни Малый Тростенец, куда с мая 1942-го по осень 1943-го тысячами привозили на расстрелы. Урочище Шашковка — место, где немцы оборудовали примитивную кремационную печь осенью 43-го. Наконец, сарай на территории лагеря, где были расстреляны и сожжены в конце июня 44-го последние узники «Тростенца» и заключённые минских тюрем.


Из протоколов допросов немецкого военнопленного Герике, который с лета 1942 года работал в Минске водителем машины-душегубки: «Каждая автомашина-душегубка вмещала в себе человек 60–70… После того как автомашина была полная, дверь закрывалась, и туда воздух уже не поступал. Я открывал определённый клапан, и внутрь автомашины начинал поступать газ, от которого находившиеся там погибали. По прибытии на место, то есть в лес, там уже были готовы вырытые ямы, я открывал в своей автомашине-душегубке дверь, оттуда падали уже трупы мёртвых людей. Падали они потому, что их в автомашину столько сажали, что они могли только стоять. Которые не выпадали из машины, их оттуда вытаскивали русские военнопленные, которые их здесь же бросали в ямы, засыпали землёй и обливали хлорным раствором, чтобы не было никакой распространённой заразы».


Из показаний свидетельницы Матусевич от 22 января 1946 года: «…документы проверяли до тех пор, пока не приехали машины. Когда они приехали, стариков и детей стали сажать в машины. Поднялся ужасный крик и плач. Дети просили пощады, но их бросали в машины. В числе взятых были моя дочка, зять и их сын четырёх лет. Всех их посадили в машину и увезли непонятно куда. Я спаслась только тем, что спрыгнула на ходу с машины… Потом на заборе немцы вывесили афишу, что они за взрыв в столовой СД (службы безопасности) расстреляют 300 человек. Однако на наших улицах было схвачено больше тысячи…»


Из воспоминания Веры Свиридович, жительницы деревни Большой Тростенец: «Мне запомнилась девочка лет четырёх–пяти, у неё были красное платье в белую горошину и пышные красные банты в косичках. Она что-то говорила и улыбалась своей маме. Не знала, бедняжка, что ей мало осталось жить. А день был солнечный, жаркий, летний  день. Да, люди стояли и ждали в очереди за смертью. Думаю, что они не знали, что их увозят убивать, ибо проходя по дороге мимо их, некоторые задавали мне вопрос: «Далеко ли дача "Благов"»? Нас туда переселяют». Они думали, что их переселяют на новое место жительства. Такое во сне соснить и то страшно! А видеть – невозможно…»     
Из протокола опроса 24 июля 1944 года бывшей заключенной концлагеря Степаниды Савинской, которой удалось выбраться из сарая в Тростенце: «…по команде немцев вышли из машины и также влезли наверх уложенных трупов, и нас начали расстреливать. Когда послышались выстрелы, я упала и была легко ранена в голову, будучи раненой, я продолжала лежать на трупах до позднего вечера…»

Факт

  • 206 500 граждан было замучено, расстреляно, сожжено в Тростенце. Он стал 4-м лагерем в Европе по количеству жертв после Освенцима, Майданека и Треблинки.


Из показаний жителя деревни Тростенец Наума Блашко от 11 июля 1944 года: «…эти ямы с людьми (в Урочище Благовщина) были зажжены в сентябре 1943 года, горели до января 1944 года. После этого место для расстрела перенесли к лагерю, где вырыта большая яма 20 на 10 метров, через которую были положены рельсы и железная сетка, на которой стреляли людей, а внизу горел огонь. Таким образом, одновременно стреляли и жгли, а пепел вывозили…»

При частичном вскрытии нескольких могил на глубине трёх метров были найдены обугленные человеческие кости и слой пепла толщиной от одного метра.

Из справки начальника отдела Белорусской республиканской комиссии ЧГК СССР Логинова 25 августа 1944 года: «…Большой Тростенец, лес Благовщина. Обнаружены 34 ямы-могилы. Длина ямы – 34 метра. Ширина – пять, глубина – три метра. В среднем семь человек на кубометр. В каждой яме 3675 человек. 34 ямы умножить на 3675 человек = 150 тысяч человек, привезённые из Германии, Чехословакии, Австрии и других государств».

А ещё гитлеровцы устраивали для себя развлекательные зрелища. Принуждали измученных, голодных людей играть в футбол на строящемся стадионе. И они играли, играли под страхом смерти, так как в противном случае их могла постичь участь тех, кого в это время провозили мимо стадиона к месту, где была кремационная печь. Вот такой он был – обыкновенный фашизм...


К СВЕДЕНИЮ
В год 75-летия Великой Победы в Светлогорском районе возведут мемориальный комплекс на месте деревни Олы, которую  фашисты сожгли 14 января 1944 года. Тогда в огне заживо сгорели 1758 человек, из них – 100 мужчин, 508 женщин и 950 детей. От рук фашистов погибли жители 11 деревень, согнанные к месту расправы. По общему количеству жертв это – 12 Хатыней. Историю уничтожения Олы можно считать самой трагической страницей в летописи страданий мирного населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях