По страницам маминой тетради: к 75-летию Победы | Новости Гомеля
Георгий Баль Георгий Баль Автор текста
09:28 23 Января 2020 Общество

По страницам маминой тетради: к 75-летию Победы

Прошло почти 75 лет с Победы над немецко-фашистскими захватчиками, и новоявленные «историки» находят «новые» факты, по-иному трактуют историю. Ищут и находят. Одних начинают считать виновниками поражений, другим приписывают чужие победы. Победы?  Победа – всего одна. Одна на всех. Победа советского народа. Память о той войне хранит народ. 
А это значит,все мы – потомки военного поколения.   



В теплушке, через всю Россию. 

Ольга Охрименко перелистывает обычную ученическую тетрадь в косую линейку, стоившую когда-то всего две копейки. Ломкие, пожелтевшие страницы хранят почерк и тепло рук её мамы, которая прожила нелёгкую и всё же счастливую трудовую жизнь.

–  Таисия Калганова родилась в 1926 году на Урале в селе Кокорино. Но вскоре семья переехала в Забайкалье к крупной железнодорожной станции Зилово. Мой дедушка работал кузнецом, а бабушка обшивала зиловских модниц.  Трудовая семья, жили скромно, но не бедствовали, – говорит Ольга. –  А потом началась война, которая  перевернула, перевела всю жизнь на военные рельсы. Детство мамы кончилось. После семилетки в 1942 году она поступила учеником телеграфиста. Быстро освоила телеграфные аппараты, азбуку Морзе, код Бодо.

Таисии не исполнилось и 18 лет, когда она была откомандирована в распоряжение военно-эксплуатационного отделения № 31 (ВЭО № 31) Народного комиссариата путей сообщения. В это время  правительство СССР поручило Наркомату путей сообщения закончить к 1 января 1944 года возрождение сооружений на 13-ти освобождённых от немецко-фашистских захватчиков дорогах. 

В теплушке через всю Россию Таисия вместе с другими работниками Зиловской дистанции сигнализации и связи отправилась в освобождённый Гомель. Всего в  ВЭО № 31, сформированном на Забайкальской железной дороге, на службе состояло 1390 человек, из них более пятисот – женщины. Многим запомнились помощницы машинистов Ольга Ефимова и Ксения Дудникова, сварщица прифронтовой паровозоремонтной колонны Евдокия Чирова, слесарь арматуры паровоза Анна Бекешева, машинист паровоза Александра Цуранова. А Евдокия Кузыкина и Катя Кузнецова заменили ушедших на фронт мужчин в нелёгком труде монтёров пути.


Город встретил бомбёжкой. 

Весной 1944 года  ВЭО № 31 прибыло в Гомель. Встретил их чёрный обгоревший остов вокзала,  исковерканные, покорёженные развалины города, над которыми возвышался каркас дома-коммуны, в нём до освобождения располагалось фашистское гестапо. 

Состав загнали на запасные пути. Не успели прибывшие осмотреться, как налетели фашистские самолёты. Вой бомб. Взрывы, море огня. Бомбёжка продолжалась всю ночь. Утром увидели, что от многих теплушек, обжитых, ставших родными за долгий путь, остались только стойки и рамы с колёсами. Первые убитые, первые потери в большой дружной семье. Но отчаиваться было нельзя. И коллектив принялся за работу, которой оказалось очень много. Ведь при отступлении фашисты портили, уничтожали железнодорожное хозяйство. Бывший начальник военных сообщений 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Алексей Добряков вспоминал: «Нас очень беспокоила и волновала возможность применения противником путеразрушителей типа "крюк" в полосе наступления наших войск. Было известно, что у фашистов в группе армий "Центр" имелось примерно десять путеразрушителей. По нашему предложению Военный совет фронта провёл ряд мероприятий с тем, чтобы не дать врагу разрушить железные дороги или, во всяком случае, значительно уменьшить масштабы повреждений. С этой целью 1-й воздушной армии и партизанам поставили задачу: помешать массовому разрушению железнодорожных объектов, не допустить использования противником путеразрушителей». Несмотря на принятые меры, гитлеровцы всё же успели на многих участках испортить железнодорожное полотно.

Девчата копали траншеи.

Сначала девчата трудились на восстановлении  линий связи. Копали траншеи,  укладывали кабель. Отряд бросали по всей Гомельской области: Речица, Осиповичи,  Барановичи. Там, где от железнодорожных путей остались только скрученные тяжёлым вихрем войны рельсы, переломанные шпалы, жили в палатках, по  ночам с тревогой прислушиваясь  к далёкому грому артиллерийской канонады.  Но страшнее всего были ночные бомбёжки. Бомбили немцы ожесточённо. Наряду с фугасными сбрасывали бомбы замедленного действия, оставляли мины-сюрпризы. Сколько людей подорвалось, подняв с земли куклу, портсигар, вроде безобидные с виду мелочи. Прежде чем приступить к восстановлению повреждений, железнодорожники порой сутками ждали окончания работы сапёров.

– Когда разгружали санитарные эшелоны, девчата помогали переносить раненых до автомашин, повозок, – читает в тетради Ольга Охрименко. – Они видели боль и кровь своих отцов и братьев. После работы сил порой хватало добраться только до постели. Ведь трудовой день был 12, а то и больше часов. Но вопреки всему, а может быть, назло войне – жили! Жили верой в скорую победу! Умудрялись бегать на танцы, влюбляться. Одна девушка нашла своего единственного – война разлучила их в 41-м в Забайкалье, а вновь встретиться посчастливилось в Беларуси. Как завидовали ей девчата, когда узнали, что она ждёт ребёнка.

Знакомились, дружили с местными жителями, многие из которых во время бомбёжек прятались в бомбоубежищах, в окопах, вырытых девчатами, – продолжает читать Ольга. – Чем могли, помогали друг другу. Беларусь была разграблена немцами донельзя: нитки, иголки, кусок мыла были большой ценностью. А жители окрестных деревень выручали овощами – ведь питались в основном сухими пайками, да и то по тыловой норме.   В середине лета девчат-связисток перевели работать по специальности в управление фронтовой Белорусской железной дороги, которое находилось на станции Барановичи.  А ВЭО № 31 продолжило восстановление железнодорожного хозяйства на станциях Слуцк, Могилёв и Унеча. 

Продолжалось и восстановление Гомельского железнодорожного узла – одного из крупнейших на дороге. Его работники с участием трудящихся города над Сожем отремонтировали в общей сложности 150 километров пути, построили десятки зданий вдоль железной дороги. По итогам работы ВЭО № 31 было  уложено 43 километра путей, 50 стрелочных переводов, перешито на союзную колею 96 километров и 119 стрелок, восстановлено 39 километров линий связи. Также был построен литейный цех, произведён капитальный ремонт пяти водокачек, подведены водопровод и канализация под депо в Жлобине. В ходе различных работ было вырыто 43 тысячи кубометров земли. А сколько раз пришлось восстанавливать железнодорожные пути после немецких бомбёжек? К сожалению, документы этого не зафиксировали.  


Нелёгкая, но счастливая жизнь. 

Титанический труд железнодорожников позволил обеспечить бесперебойное движение военных эшелонов к фронту, который готовился к наступлению.  Командование в оперативном порядке решало вопросы, связанные с увеличением пропускной способности железнодорожных линий, организацией выгрузки в условиях продолжающихся воздушных налётов. При подготовке операции «Багратион» с 1 по 23 июня 1944 года четырём фронтам, готовящимся к освобождению БССР, было доставлено более 75 тысяч вагонов с войсками и материальными средствами. 

В декабре 1944 года Таисия с подругами, вернувшись в родное Забайкалье, была направлена на лесозаготовки.  Условия в зимней тайге были не совсем подходящими для молоденьких девчат,  сидевших к тому же на полуголодном пайке. У многих здоровье пошатнулось именно в те дни. И когда перевели их в управление дороги, они были согласны работать за телеграфными аппаратами день и ночь, а койка в комнате на 10-12 человек казалась им райским жильём.
И вот пришла долгожданная Победа! Её Таисия встретила в Чите. 

Радость! Слёзы! Надежды!   

Лето она проработала на станции Урюм на ремонте железнодорожного полотна. И только в сентябре 1945 года, после победы над Японией, ВЭО № 31 было расформировано. Начиналась мирная жизнь. 

Вернулась Таисия Александровна в Зилово, в родную дистанцию. Работала телеграфисткой, старшей телеграфа, освобождённым бригадиром телефонно-телеграфной станции.

Ольга Охрименко достаёт бережно хранимые  документы родителей. В трудовой книжке матери только одна запись «Принята». И 41 год стажа. Для благодарностей, поощрений, наград не хватило двух вкладышей, поэтому документ кажется пухлым.  Рядом  – трудовая книжка отца Ольги, Павла Кучеренко. Его наградные удостоверения «За победу над Германией», «За победу над Японией». 

– Весной 1950 года отец демобилизовался из армии, – говорит Ольга Павловна, – и пришёл работать в дистанцию сигнализации и связи. Молодому бравому сержанту приглянулась моя мама. Вскоре сыграли свадьбу. Скромную, но зато на всю жизнь. Они ценили, любили и берегли друг друга. Так и прошли по жизни бок о бок, деля радости и заботы.  

Сейчас Ольга Охрименко уже сама бабушка. И теперь она, достав материнскую тетрадь, рассказывает внучке о тех далёких годах. О нелёгкой, но счастливой жизни прадедов. И поёт с девочкой песни. Суровые и нежные, о войне и любви. Те  самые песни, которые поют в День Победы в Беларуси и России, в Гомеле и в далёкой от него Чите.  Ведь  война была общая, и победа – общая. Свидетельства тому –память народа да мамина синяя тетрадка. 

Автор фото: из семейного архива

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях