«После восхождения вижу людей насквозь»: гомельчанка покорила Фанские горы | Новости Гомеля
«После восхождения вижу  людей насквозь»: гомельчанка покорила Фанские горы
Юлия Митрахович Юлия Митрахович Автор текста
10:30 16 Сентября 2019 Общество

«После восхождения вижу людей насквозь»: гомельчанка покорила Фанские горы

«Смотри, какой прекрасный альпинистский загар, – смеётся Оксана ШЕВЧЕНКО, показывая располосованную солнцем ногу в босоножках и след от очков на лице. – Так "целует" фанское солнце». На момент нашей встречи прошло всего несколько дней после того, как она спустилась «с небес на землю». Вместе с группой белорусских альпинистов гомельчанка покорила две вершины в Фанских горах – жемчужине солнечного Таджикистана. 


Лёгкая на подъём. Случайная любовь с горами у бизнесвумен, руководителя школы социального предпринимательства Оксаны Шевченко началась три года назад. Знакомый альпинист из Минска Фёдор Корбут собирал группу на Кавказ, в Домбай. Желающая перемен в жизни и лёгкая на подъём девушка согласилась. Когда в поезде группа начала вытаскивать из рюкзаков альпинистское снаряжение – верёвки, карабины, жумары, – Оксана поняла, что что-то явно пошло не так:


– Фёдор, а мы будем куда-то лазить?

– Ну, чуть-чуть полазим. 

«Чуть-чуть» полазили. «Опасный» горный «вирус» успешно инфицировал организм девушки. 


В этом году альпинистскую группу из Беларуси встречали Фанские горы – нетронутый уголок западной части Памиро-Алая. Подготовка к восхождениям была жёсткой, потому что, как и все вершины, Фаны не прощают слабаков. 

– Ты либо подготовлен к этой встрече, либо гора тебя пожуёт и выплюнет, – говорит Оксана. – Поэтому я вменила себе три силовые тренировки в неделю, минимум две – скалодром и бег. Плюс специальное питание, исключила алкоголь, сладкое, кофе. 

Путешествие началось в Душанбе, откуда группа стартанула в альплагерь «Вертикаль-Алаудин» на высоте 2635 метров над уровнем моря. Место, окружённое снежными шапками самых желанных для альпинистов высот и космической красоты озёрами, «отфотошопленными» природой. Неделю группа акклиматизировалась и готовилась к восхождению на заветные пятитысячники.

– Кроме нас и россиян, в лагере было много европейцев. Они пересекают тысячи километров не для покорения вершин, а чтобы утром выйти из палатки, пойти прогуляться по горным тропам и насладиться природой. 


В Европе она свелась к минимуму, окультурена, поэтому люди ищут дикости. В горах она настоящая, – говорит Оксана. 



«Здесь так красиво, я перестаю дышать». Слова современной композиции как нельзя кстати подойдут к описанию горной болезни. В зависимости от гор, она начинается на высоте от 2500 м над уровнем моря, когда количество кислорода в воздухе начинает сокращаться.


– Все прелести «горняшки» я ощутила на высоте 3600. По темпераменту спокойные, закрытые в себе, люди становились взрывными вулканами. Они бегали по «ночёвкам» в эйфории, полные энергии. В это время меня, обычно активную, накрыла апатия. Но скачки настроения, головные боли и снижение аппетита – это самое простое. Больше всех досталось неокрепшему организму моего 14-летнего сына. У Славы сдал иммунитет: поднялась температура, началось жёсткое отравление от местной воды, из палатки он не выходил несколько дней. 

Документ в консервной банке. Оксана покорила две горы – Замок (5070 м) и Пик Борцов за мир (3760 м).

– В Фанах был мой первый снег: очень большой отрезок маршрута на Замок пришлось идти в «кошках», – вспоминает альпинистка. – Физически это очень энергозатратно и тяжело. Если обычно на подходах между привалами было 40 минут, то там шли в связке очень короткими интервалами. Впереди – белая полоса, конца-края которой не видно. А тебе надо пройти её и идти дальше, на подъём в гору. При нехватке кислорода организм быстро устаёт. Каждый шаг даётся с неимоверной тяжестью. Преодолеть себя помогает лишь сила воли. Парадоксально, но всего пять минут привала – и ты как будто воскрес. 


– Идёшь, как старушечка, медленно, и думаешь: как же это похоже на жизнь, – рисует параллели Оксана. – Как бы тяжело тебе ни было, ты всё равно дойдёшь до цели, если будешь идти медленно, поступательно, без надрывов. Видишь гору – и идёшь к ней. 

– И всё-таки как там, на высоте пяти тысяч?

– Эйфории и счастья ещё нет, потому что восходишь измотанный, усталый. И понимаешь, что это только полдороги. И каким будет обратный путь, ещё неизвестно. С горой обычно поздравляют внизу.

Любой альпинист, который доходит до вершины, должен снять записку, спрятанную предыдущей группой в туре – пирамидке из камней. 


В ней пишется информация об отряде, его составе, времени и маршруте. Это доказательство для Федерации альпинизма, что группа взошла на гору и в альпкнижку можно ставить очередную галочку. 


Власть гор над профессионализмом. Во время пребывания белорусской группы при восхождении на один из горных пиков сорвался именитый архангельский альпинист. С вершины оборвался камень и попал мужчине в голову. Из-за пробоины в каске, переломанных рёбер и бедра, большой потери крови реабилитировать его не смогли. Все, кто находился тогда в альплагере, в том числе и наши ребята, участвовали в спасработах. Они взяли на себя первый этап, организовав спусковые носилки. Спуск – опасная часть пути. Потому что если ты на снегу или на каменной сыпи набираешь скорость, то остановиться практически невозможно. Если вовремя не «зарубился», это может закончиться смертельно.


– Зрелище, которое вызывает холод по телу, до сих пор стоит перед глазами: темнота, а по спусковой тропе горы, которая видна из лагеря, вереницей фонариков спускается длинная медленная процессия. Тогда мы надеялись, что мужчина, который покорил столько высот, жив… 



В местный колорит. Три недели в Фанах позволили сполна насладиться красотой девственных гор и познакомиться с местными жителями. 

– Когда мы ходили треккингом на Куликалонские озёра, рядом отдыхала компания таджиков из Душанбе. Интеллигентные ребята, половина из которых врачи, приехали на традиционный пикник. Один раз в год у нас ходят в баню, у них – в горы. 



Они пригласили нас в свой лагерь на импровизированное застолье. У них есть традиция: гость должен видеть, как разделывают и готовят барана. Пока я собралась в гости, слава богу, он уже лежал готовый к приготовлению. Застала лишь момент, когда его надували, чтобы снять шкуру. Для этого в ноге делается надрез, через который тушу надувают, как шарик. 


Самый важный подарок. Кроме загара, нескольких камней в шкатулку и записи в альпкнижке (а после Фан в ней будет уже шесть гор), Оксана привезла кое-что более ценное: 

– Самое яркое впечатление за эти три недели – это то, как незнакомые люди помогают на тропе другим. В моём случае это был Михаил, спасатель МЧС из Минска. Он появился в лагере как гром среди ясного неба: «Где тут белорусы? А мобильная связь есть? Шесть часов до перевала? Пф, сейчас сбегаю». Миша помог спустить сына, которого одолела «горняшка», в базовый лагерь. Таким образом подарил мне возможность сходить на мой первый пятитысячник. 


На такой поступок Оксана пошла, когда узнала историю о том, как Миша спас обессиленного инструктора, спустив его с горы на собственных плечах. 


– Я за этим туда и еду: увидеть в людях человечность, желание помогать. Потому что в горах, где не так много событий и людей, хорошие и плохие поступки просеиваются, как через сито. Горы дают способность снять розовые очки и видеть окружающих насквозь, – говорит Оксана. – В современном мире всё становится привычным – электричество, вода из крана, еда в холодильнике. Горы дают понимание того, что важно не материальное, а отношения людей. Нет ничего ценнее, чем когда ты преодолеваешь на тропе каждый шаг и слышишь слова поддержки, когда на привале помогают надеть рюкзак или подают руку на опасном участке. Там как нигде понимаешь, что значат команда и люди, которые идут рядом. 

Автор фото: Оксана Шевченко

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях