«Того, что пережили, не пожелаю никому»: шесть лет назад, спасаясь от войны, украинка приехала в Гомель | Новости Гомеля
Юлия Митрахович Юлия Митрахович Автор текста
10:01 17 Декабря 2020 Общество

«Того, что пережили, не пожелаю никому»: шесть лет назад, спасаясь от войны, украинка приехала в Гомель

– Мы уехали вовремя. Уволились, собрали документы, бросили в машину вещи первой необходимости, детям я разрешила взять немного игрушек. Сели впятером в «девятку» и мысленно попрощались с домом. Через два дня после отъезда в сводках новостей говорили о том, что в соседнюю многоэтажку «прилетело», – вспоминает события шестилетней давности Анна ЛИТВИН. В 2014 году она с семьёй покинула родной Донецк, к которому подбирались военные действия, и, добираясь через Россию двое суток, приехала в Гомель.


Мы общаемся в тёплом строительном вагончике. Рядом кипит подготовка котлована под фундамент нового корпуса больницы скорой медицинской помощи, которым занимается ОАО «Строительный трест № 14». Анна Литвин – единственная женщина-геодезист предприятия.

– Сначала война была в Славянске Донецкой области. До последнего не верилось, что она доберётся до города-миллионника Донецка, – вспоминает украинка. – Но когда бомбят аэропорт, небо гудит, а над домом пролетает военный самолёт, тяжело оставаться спокойным. Последней точкой стал момент, когда военные действия добрались до военной части в паре километров от нашего дома и появились слухи о закрытии пунктов пропуска. Мы решили, что пора собирать вещи. Да, мы не попали под бомбёжки, не пришлось сидеть в подвалах. Но даже то, что мы пережили, не пожелаю никому.


Гомель был выбран неслучайно: здесь живёт дядя с семьёй. Когда они смотрели репортажи о ситуации на Донбассе, боялись за родных донетчан больше, чем они сами, и звали в Беларусь. «Если бы не родственники, мы бы здесь не задержались», – говорит Анна.


Впереди у семьи Литвин было немало трудностей – финансовых, с документами. Сначала ютились ввосьмером в двухкомнатной квартире дяди. Первую работу на новом месте – в строительно-монтажном тресте № 27 – Анна нашла быстро, но приступить к ней долго не могла, ожидая подтверждения диплома. Приехав в конце июля в Беларусь, на работу вышла лишь в октябре. Дети привыкали к белорусскому языку в школе, благо он похож на родной украинский. Готовясь к поступлению в этом году, старшая дочь даже собиралась сдавать экзамен по белорусскому языку.

Чтобы получить вид на жительство, в стране нужно прожить семь лет или получить ходатайство от предприятия. В стройтресте № 14 такие документы оформили, но из-за закрытия границ и карантина Анна не смогла забрать дополнительные бумаги на родине. Дочери вместо вуза, где плата за учёбу как иностранному студенту неподъёмная, пришлось поступить в торгово-экономический колледж.




Сейчас Литвины повторно подали документы на получение вида на жительство. Летом вышел указ, что для этого достаточно пяти лет проживания в стране.

– Что помогает выдержать трудности? Отступать некуда, – улыбается Анна.

Ещё в 2016 году её муж пытал счастья в Донецке в поисках работы, но ситуация показала, что возвращаться туда пока рано. Ситуация с документами непонятна: ДНР выдаёт аттестат об образовании, который не везде признаётся. Когда-то крупный промышленный центр потерял былое богатство и рынки сбыта.

– Сейчас в Донецке тихо, только по окраинам иногда слышны выстрелы. Люди работают. Но атмосфера в городе изменилась. Он стал тише и не такой яркий и шумный, – вспоминает донетчанка город до 2014 года. – Из-за того, что людей меньше, экономическая ситуация сложнее, улицы померкли: закрылись дорогие бутики, нет того лоска и блеска, дорогих машин, ярких витрин и развлекательных центров.


Но родина всё равно тянет назад:

– Если бы здесь было собственное жильё, я бы, наверное, и не рассматривала вариант возвращения. Жить в съёмном – дорого и нестабильно. То, что там есть дом, тянет назад.

Когда муж поехал в 2016 году в Донецк и по скайпу спрашивал, что привезти, я расплакалась даже при виде полотенец, которые мы там оставили. Раньше цены на жильё в Донецке и Гомеле были сопоставимы. Продажа дома помогла бы решить квартирный вопрос, но сейчас это нереально. Поэтому жильё в Донецке мы сдали, а здесь снимаем.


– Можно сказать, что Беларусь за это время стала родной? – интересуюсь, прощаясь.

– Очень близкой. Я полюбила Гомель. Нашла здесь моменты, которые похожи с Донецком. Новобелицкий район похож на Ленинский в Донецке. Тоже отрезан от города рекой, а добраться до центра можно на троллейбусе за 20 минут. Похожи названия улиц. Центральная ёлка и театр в Донецке тоже находятся на площади Ленина. Но главное – люди здесь хорошие, – говорит Анна Литвин.


Автор фото: автора

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях