Андрей Ященко: "В "Гомель" переходил с лёгкостью на душе" | Новости Гомеля
Андрей Ященко: "В "Гомель" переходил с лёгкостью на душе"
Игорь  Степанцов Игорь Степанцов Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото

Андрей Ященко: "В "Гомель" переходил с лёгкостью на душе"

Андрей Ященко для гомельского гандбола – человек не новый. В городе над Сожем игрок провёл несколько сильных сезонов, в составе «Гомеля» дважды становился бронзовым призёром чемпионата Беларуси и дважды выигрывал кубковую бронзу. В 2016 году гандболист и вовсе стал лучшим бомбардиром чемпионата страны, заколотив 232 мяча в 28 матчах. Логичным продолжением карьеры стало приглашение в состав флагмана белорусского гандбола – БГК имени Мешкова, где Андрей трижды становился чемпионом республики. Прошлый сезон игрок вместе с ещё одним воспитанником гомельского гандбола Артёмом Подосиновым выступал за французский «Бийер». Сегодня Андрей – вновь игрок «Гомеля». Журналисты «В» не упустили возможности пообщаться с гандболистом.


О Франции, системе штрафов, коронавирусе.


– Андрей, прошлый сезон ты провёл во Франции. Как прошёл год?

– Чувства от прошедшего сезона двоякие. После переезда пару месяцев там осваивался. Когда более или менее стало что-то получаться, травмировал колено: порвал «кресты». Около трёх месяцев понадобилось на восстановление. После этого я сыграл всего две игры, и началась пандемия. Получается, что с марта я толком и не играл.  


– Расскажи про команду, за которую выступал. Много было легионеров?

– В «Бийере» выступали два испанца, два белоруса и черногорец: всего пять легионеров. Стоит отметить, что вся команда состояла из 14 человек. Это не так уж и много. Отношения со всеми были хорошие. По-французски мы мало понимали, а английский внутри клуба слабо воспринимали. Проблемы возникали в основном из-за языка.  Отмечу, что в клубе существовала интересная система штрафов. В первый месяц я отдал, наверное, около 60 евро.

– За что?

– Например, если пришёл на тренировку в майке не того цвета или забыл накинуть манишку, не поднял кроссовки на скамейку в раздевалке – штраф. За месяц  по мелочи накопилось. Интересно, что в команде никто не предупреждал про это, просто записывали нарушения.  Самое обидное, что за эти «штрафные» деньги мы должны были в конце сезона поехать отдыхать. Теперь ребята поедут в следующем сезоне, в том числе и за мои деньги. 

– Расторжение «Бийером» контрактов с тобой и Артёмом Подосиновым – чисто коронавирусная история?

– Да, у нас, по сути, был подписан контракт и на следующий сезон. Мы выполнили пункт контракта (клуб остался в Proligue), который автоматически продлевал наше сотрудничество ещё на один сезон. Однако финансирование в клубе урезали, и в итоге команда рассталась с нами и ещё одним легионером. Договориться с нами даже не пытались, просто поставили перед фактом.


– Насколько сильна вторая лига Франции?

– Очень хорошая лига. Там нет явных аутсайдеров. Каждый может «зарубиться» с лидером. Мне особо не с чем сравнивать. Если сравнить с белорусским чемпионатом, то все команды там не ниже уровня столичного СКА.

– Ты с семьёй переезжал?

– Да, семья переехала чуть позже. 

– Понравилась жизнь в Бийере?

– Очень понравилась. Бийер является пригородом По, находится у подножья Пиренеев. Зимы нет, всё очень красиво, из окна горы видны. Люди очень приветливые. 

– Как проходила твоя адаптация?

– Адаптация у меня проходила заметно легче, когда мы воссоединились с семьёй. Примерно в это же время клуб нанял нам репетитора. Однако с языком у нас с Артёмом не заладилось, поскольку женщина-француженка в это время только учила русский. Главная проблема была в том, что мы не понимали французский язык, репетитор – русский (улыбается).



О Беларуси, Еврокубках, Мочалове, новичках.




– Насколько игры за БГК имени Мешкова отличались от игр за «Гомель»?

– В Гомеле я выступал только во внутреннем чемпионате. Играя за Брест, появилась возможность играть в SEHA-лиге, Лиге чемпионов – это просто небо и земля. В каждой международной встрече хотелось показать себя, было очень здорово играть с более сильными соперниками. И в тренировочном плане всё было абсолютно на другом уровне. 

– Ты упомянул про травму колена. В 2017 году ты сломал ребро. Мешали ли травмы реализовать свой потенциал?

– Не сказал бы, что они особо мешали. Припоминается только сезон в «Гомеле», когда меня беспокоил локоть. Был так называемый синдром «Локоть теннисиста». Эту проблему я решил с помощью физиотерапии.


– В своё время тебя вызывали в сборную, но из-за травмы ты не смог приехать. Рассчитываешь на вызов в нацкоманду, выступая за «Гомель»?

– Рассчитываю показывать свой максимум. Там уже будет зависеть от тренеров, хватит ли этого для сборной. 

– Как тебе новый тренер «Гомеля» Андрей Мочалов?

– Мы были знакомы ещё по работе в БГК имени Мешкова. Более-менее привычно с ним работать. Мне кажется, у него немного другой подход, нежели у Сергея Николаевича (Цыганкова. – Прим. авт.). Сейчас больше результата при меньших нагрузках. По крайней мере, так кажется.


– Чем сейчас занимаетесь на тренировках?

– Всем понемногу. Бегаем, занимаемся в тренажёрном зале, бросаем, отрабатываем контратаки, защиту.


Первые официальные матчи мужская команда «Гомеля» проведёт в рамках Кубка Беларуси. Турнир пройдёт в Пинске 22–23 августа. Первый домашний матч команда проведёт 9 сентября против БГУФК-СКА. 


– Тебя сложно назвать новичком команды, поскольку ты уже играл за «Гомель». Как тебе ребята из системы БГК-2, которые пополнили команду в межсезонье?

– Я их знал и до этого. Общались в Бресте. Сложно судить, поскольку у нас ещё не было игровых тренировок. После первых матчей можно будет что-то говорить. Пока могу сказать одно: на тренировках все стараются, есть желание что-то доказать. 


– Расскажи об ощущениях по возвращении в команду, в которой ты начинал как игрок. 

– Переходил с лёгкостью на душе. Всё-таки родной город, родная команда. Я здесь начинал, провёл много сезонов. Хочется показать себе и зрителям, что я ещё на что-то способен. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях