Дальше без Томажа... Чатер: каким его запомнили в Гомеле | Новости Гомеля
Игорь  Степанцов Игорь Степанцов Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото

Дальше без Томажа... Чатер: каким его запомнили в Гомеле

13 марта не стало Томажа Чатера. Человека, вдохнувшего в женский гомельский гандбол новую жизнь. Имя словенца, который стал по-настоящему своим, неразрывно связано с последними успехами местной женской команды. С момента его приезда в Гомель в 2016 году девчата поднялись на доселе невиданные для дружины города над Сожем высоты, лишь раз уступив чемпионство и Кубок «БНТУ-БелАЗ». 



Главный бой. Добродушный и улыбчивый здоровяк, на матчах, казалось, он мог дать взбучку любой расслабившейся гандболистке. Такая у него была черта характера – переживать за результат, с головой уходить в любимое дело, биться до конца. Но в своей, особой манере. Казалось, лёгкие победы для него были скучны, он получал удовольствие от работы, преодолевая трудности. В разгар матча, например, он мог поменять вратаря на полевого игрока. Просто чтобы взбодрить команду. В этом был весь Томаж. И гандбол был большей частью его жизни. 

Родившись в словенском городе Целе, впоследствии Чатер выступал за местную команду в чемпионате Югославии, позже – Словении, вызывался в ряды национальных сборных этих стран. После окончания карьеры он погрузился в тренерское ремесло.

В одном из интервью Томаж рассказывал, что даже пытался уйти из гандбола: «Открыл в Словении своё кафе и занимался им семь лет, немного играл на любительском уровне». Как признавался сам специалист, в то время он очень скучал по гандболу. И конечно, вернулся. Иначе и быть не могло.

До Беларуси уже как тренер Чатер успел поработать в Словении, Арабских Эмиратах, Австрии. На родине судьба свела его с нашей соотечественницей, гандболисткой Анной Степановой, благодаря которой специалист попал в Минск.  В 2013 году словенец возглавил женскую сборную Беларуси, через три года – ГК «Гомель». 

Во главе национальной команды Чатер стал третьим специалистом, руководившим сборной не менее чем в полусотне матчей. У Томажа их в итоге 57. По доле победных игр (свыше 54 процентов) он и вовсе лидер. Но главная мечта со сборной – выход на топ-турнир так и не покорилась Чатеру.


 – Что касается сборной, ему немного не везло, – уже после смерти специалиста досадовал глава федерации гандбола Беларуси Владимир Коноплёв. – Чтобы пробиваться в финальную часть чемпионатов мира и Европы, надо проходить квалификационные игры, потом — плей-офф. Ему выпадали такие команды, как Норвегия, Румыния, Венгрия – те, что входят в пятёрку лучших в мире…

В Гомеле были свои амбиции. Клуб никак не мог пробить своеобразный потолок – одержать победу в чемпионате страны. Придя сюда, Томаж сходу взял чемпионство. И за пять лет отдал его БНТУ  только единожды. 

Некоторое время назад появилась новость, что у мастера обнаружили онкологию. Но опускать руки Чатер не собирался. Он принял болезнь как новый вызов. Старался никогда не показывать виду. Часто говорил, что, если он справится с недугом – это станет главной победой в его жизни. 



Суббота, 13-е. Это день запомнится мне на всю жизнь. Город гудит, празднует Масленицу.  За несколько дней до этого появилась новость, что Томаж вновь в Минске, в больнице. Какой-то конкретики не было, поэтому не придал новости особого значения: сколько ведь было этих отъездов в столицу на лечение. Всегда же возвращался. И всегда бодрился, шутил, был в приподнятом настроении, никогда не показывал, что ему тяжело. Со стороны о лечении могла напоминать лишь причёска Чатера.

Хотя тревожные мысли всё же закрались. Врачи ведь недавно говорили о ремиссии, о том, что всё должно быть хорошо. А ближе к полудню масленичный гул заглушил телефонный звонок и фраза в трубке: «Чатер умер»… 

Многие до сих пор не могут поверить в это. Поговаривают, что он очень рвался на матч с «Городничанкой», а позже, за неделю до смерти, – в Минск, где «Гомель» играл важнейший матч с «БНТУ-БелАЗ». В реанимации, приходя в сознание, интересовался, как сыграли. И часто повторял: «Всё будет хорошо!»

*  *  *

Иногда чтобы понять, насколько человек был ЧЕЛОВЕКОМ, достаточно посмотреть на реакцию людей после его кончины. Новость о смерти Томажа в нашем областном центре не оставила равнодушным большое количество людей. Людей из мира спорта и тех, кто к спорту абсолютно равнодушен. Но неравнодушен к человечности, открытости и доброте словенского белоруса. 



Гомельчане и представители команды о Томаже Чатере: 

Ирина Дронова

Ирина Дронова, игрок ГК «Гомель», в прошлом, игрок сборной:

- Первое впечатление на многих девочек из «Гомеля» Томаж произвёл ещё в сборной. Когда он пришёл в команду мы все ждали чего-то нового, позитивного. Его назначение для нас было подарком судьбы. Тогда клуб шёл на втором месте и никак не мог подняться выше. Мы уже хорошо знали, что это за специалист и, безусловно, ждали прорыва в результатах.

Сейчас хочется вспоминать всё позитивное, что было при нём. И таких воспоминаний очень много. Например, его русско-словенский «диалект», который вносил нюансы. Постоянно, вместо «пошли», говорил «поехали». К примеру, «поехали в Чайкофф». Вот мы и «ездили» пешком на кофе-брейк. Европейский менталитет отличал его. Он часто приглашал нас на кофе, пиццу. Часто, спорил и, специально, проигрывал нам. Говорил: "Выполните установку и получите пиццу". В первый год, за победу над БНТУ обещал сделать нам торт. В процессе готовки, он не смог разобрать на русском состав банки со сливками. В итоге мы ели торт со сливками без сахара. Он ещё спрашивал: «Вкусно?», а мы все хором: «Вкусно!» (улыбается). Был ещё песочный пирог с творогом. Тоже без сахара. Он очень не любил, когда мы ели сладкое. Иногда после игр сам нам покупал фрукты или йогурт, чтобы мы не питались чем-то вредным.

Татьяна Самсонова

Татьяна Самсонова, капитан ГК «Гомель», игрок национальной сборной Беларуси:

- Первое моё знакомство с Чатером произошло ещё в сборной страны. Он просматривал игроков для национальной команды и часто приезжал к нам на матчи в Гомель. Когда мне пришёл вызов в сборную, мне стало страшно. Крутились мысли о том, как я туда поеду, я же ничего не умею, он очень требовательный. В итоге мы съездили на сборы, все его тренировки, а их было по две в день, для меня были очень необычными. Всё абсолютно новое, всё по-другому. Осталось очень хорошее впечатление. Подумала ещё: «Было бы здорово, если бы такой специалист пришёл в «Гомель». А когда это случилось, я была очень рада.

С первого дня работы Томажа в «Гомеле» всё изменилось: дисциплина на тренировках, выездах, вне тренировочного процесса. Вплоть до раздевалки. Изменилось абсолютно всё, но от этого серьёзного подхода мы просто кайфовали. Появлялась уверенность в своих силах. 

На площадке он был весь в игре, по-спортивному злым, мог и прикрикнуть. Обычные рабочие моменты. Но в жизни он был другой: весёлый и добрый. Старался всегда быть на позитиве. Яркий пример: проиграли мы на выезде в Кубке ЕГФ. Приходим на ужин чуть ли не в трауре. Он говорит: «Почему нет настроения? Ничего страшного не случилось, дома отыграемся. Носы вверх, чтобы я больше такого не видел. Разговариваем друг с другом, улыбаемся!» По-сути, он менял наш менталитет. Томаж строил взаимоотношения в команде: ввёл кофе-брейки, совместные прогулки, различные тимбилдинги. Мы постоянно командой отмечали начало и завершение сезона.

Сколько помню, он всегда был активен, всегда был с командой, всегда в игре. Даже когда болел и ему было очень плохо, мог сидеть на скамье, но был полностью вовлечён в тренировочный, игровой процесс. Старался никогда не показывать, что ему плохо. Только на последней тренировке он попросил поставить в зал массажный стол. Ему делали массаж, а в это время, он наблюдал за действиями игроков. В целом, воспоминаний очень много. Рада, что у меня была возможность поработать с таким человеком в клубе и сборной.

Александр Подосинов

Александр Подосинов, директор ГК «Гомель»:

- Первая встреча с Томажем оставила у меня только положительные впечатления. Сразу бросилось в глаза, что специалист готов решать самые серьёзные задачи, он компетентен. Есть своя система, принципы, взгляды. Когда стоял вопрос о назначении его в команду, мне они на сто процентов импонировали. После первого разговора с ним все сомнения отпали сами собой. Мы разговаривали два или три часа, после чего я понял, что он – специалист, который нам нужен. Время показало, что так оно и есть.

Он был настоящим мужиком. Упёртым, по-хорошему. Мы могли с ним много спорить при обсуждении матчей и иных моментов, но у него всегда был свой план, идеи, схемы, которым он следовал. Раз он с ними добивался результата, значит, делал всё правильно.

За всё время работы у нас никогда не было конфликтов. Даже если с меня спрашивали за результаты, тренеру я верил, позволял работать так, как он считал нужным. Доверие было стопроцентным к нему.

На данный момент, и в этом со мной многие солидарны, главными нашими задачами являются продолжение начатого специалистом дела. Нужно на мажорной ноте закончить чемпионат и посвятить возможную победу команды Томажу Чатеру. 

Наталия Котина

Наталия Котина, игрок ГК «Гомель» и национальной сборной Беларуси:

- Я познакомилась с Томажем Чатером ещё в сборной. Когда его назначили главным тренером женской сборной, я уже знала, что он муж Ани Степановой. Первая тренировка пошла немного не по плану. Он пытался нам что-то объяснять на русском, а мы его вообще не понимали. Настолько много у него было словенских вкраплений. Жена Томажа тогда переводила нам различные установки.

Такой, русско-словенский диалект был с ним до конца жизни. Но, за всё время, что он был нашим тренером, мы настолько к нему привыкли, что хорошо его понимали и даже говорить стали, как он. И когда в команду приходили новенькие, уже мы выступали в роли переводчиков.

В сборной он обратил внимание на то, что мы не разговариваем. Он учил нас общаться друг с другом. Однажды построил всех и заставил прыгать, считать до ста. И всё кричал, что не слышит наш счёт. «Как только будет громко, тренировка закончится», - говорил нам. И мы кричали. Таким и другими способами он нас раскрепощал, создавал атмосферу в команде. Умел нестандартными решениями сплотить коллектив, привести в тонус, дать нам веру и надежду. И тренер, и психолог, и человечище!

Александр Маджаров

Александр Маджаров, тренер ГК «Гомель»:

- Первое, что спросил у меня Чатер: «Хочу ли я стать главным тренером?» Я не знал, что ответить. Сказал ему, что пока хочу набраться опыта, поработать. Уже через 3-4 года мы вновь это обсуждали. Он очень хотел, чтобы я стремился расти.

Со временем у нас наладилось взаимопонимание. Даже его акцент, словенские фразы. Они имели интонационную и смысловую окраску, что позволяло мне понимать его. Недопонимания у нас никогда не было.

Главным человеческим качеством Чатера назову справедливость. Никогда не было такого, чтобы он наказал или возвысил кого-то не по делу. Был случай, когда на командном обеде первым блюдо принесли Томажу. В ответ на это он сказал официантам, чтобы те сперва обслужили игроков, а уже после тренеров. Считал, что игроки в команде – это самое главное.

Как специалист он был профессионалом своего дела. В плане подготовки всегда пытался искать средства, которые, в данный момент, подходили лучше всего. Не любил повторять тренировки, был новатором. Он постоянно отслеживал все современные тенденции гандбола. Часто обсуждали с ним матчи женской Лиги чемпионов. Всегда было интересно послушать его мнение о той или иной команде.

Андрей Мочалов

Андрей Мочалов, главный тренер мужской команды ГК «Гомель»:

- Не сказать, что мы с Томажем были близки. Более или менее нормальное общение у нас было всего лишь полгода, которые я работаю в Гомеле. До этого мы пересекались, но не более. Сейчас остаётся только жалеть о том, что могли бы и больше чего-то совместного сделать. Особо запомнилась беседа в его автомобиле, когда мы возвращались с последнего исполкома федерации. Было достаточно интересно послушать, как он пришёл в профессию, в женскую команду «Гомель». Многие говорили, что у него непростой, даже жёсткий характер. Я не столкнулся с этим ни разу. Любые вопросы, касающиеся переноса, нестыковки тренировок, всё решалось быстро, он всегда шёл на встречу.

Если говорить о нём, как о тренере, то видно было, что это большой профессионал. Последний год у него получился тяжёлым. Он много отлучался, но когда возвращался – моментально включался в работу, никаких раскачек не было. Что-то из его арсенала и я почерпнул. Мы ведь тренируемся в одном зале, я видел процесс тренировок. Разница между женским и мужским гандболом не настолько сейчас велика. Возможно, и он что-то мог у нас подсмотреть. Частенько оставался, смотрел наши тренировки.

Сейчас по девчатам заметно, что это большая утрата для них. Как игроков «Гомеля», так и игроков сборной.

Дмитрий Степанец

Дмитрий Степанец, в то время работал в пресс-службе ГК "Гомель". Представлял команде нового тренера Томажа Чатера:

- Хорошо помню этот день, когда представлял Томажа Чатера в качестве главного тренера женской команды «Гомель». Декабрь 2015 года, как раз перед Новым Годом. Долго скрывали информацию о назначении, хотели своеобразную информационную бомбу устроить и договорились с руководством клуба, что в СМИ информация появится после представления Томажа команде. Но, естественно, все получилась иначе. Горячий инсайд появился раньше, а к вечеру мне уже пришлось официально подтверждать информацию о назначении Чатера наставником «Гомеля». Первое время сложно было с его комментариями, ломаный русский, словенский, английский и, как итог, долгая расшифровка того, что хотел сказать наставник. Для меня работа с Чатером - мегакрутой период. Думаю, многие со мной согласятся.



Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях