"Конкуренция есть всегда": большое интервью с вратарями хоккейного "Гомеля" Грищенко и Устименко | Новости Гомеля
"Конкуренция есть всегда": большое интервью с вратарями хоккейного "Гомеля" Грищенко и Устименко
Игорь  Степанцов Игорь Степанцов Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото
19:15 30 Октября 2020 Проект "Ведомости Спорт"

"Конкуренция есть всегда": большое интервью с вратарями хоккейного "Гомеля" Грищенко и Устименко

В нынешнем сезоне вратарской линии ХК «Гомель» могут позавидовать все команды экстралиги. К проведшему очень достойный отрезок на старте сезона Андрею Грищенко присоединился ещё один воспитанник гомельского хоккея, ныне выступающий за океаном в системе клуба НХЛ «Филадельфия Флайерз» Кирилл Устименко. Арендованный игрок подписал контракт на год, но «лётчики» имеют право отозвать голкипера до его истечения. Журналисты «Ведомости Спорт» воспользовались уникальным моментом возвращения Устименко в Гомель и пообщались с Кириллом и Андреем. 

– Ребят, насколько мне известно, хоккеем вы начинали заниматься вместе. У вас два абсолютно разных пути становления во взрослом спорте. Расскажите в паре слов о том, как вы пришли в хоккей и как доросли до своих высот.


Кирилл Устименко родился 29 января 1999 года в Гомеле. Заниматься хоккеем начинал в местной СДЮШОР, позднее переехал в Санкт-Петербург в хоккейную школу «Форвард». Профессиональную карьеру в МХЛ начал в команде «Динамо Санкт-Петербург». В 2017 году был задрафтован клубом НХЛ «Филадельфия Флайерз» в третьем раунде под общим 80 номером. Устименко принял российское гражданство. В 2017 году стал бронзовым призёром чемпионата мира в составе юниорской сборной России.


Кирилл Устименко (К. У.): – На самом деле, на хоккей меня затащила мама. Реально силой. Просто заплатила за тренировки, чтобы по улице не шатался. После недели занятий мне очень понравилось, остался. Тогда на набор в команду 1999 года рождения пришло порядка 250 пацанов. Естественно, производился отбор, оставляли лучших. С каждым месяцем кто-то отсеивался. Примерно через год осталось два состава. Через два года сформировалась одна команда составом в 30–35 ребят. А после я в 12 лет вместе с нашим тренером Владимиром Потаповым уехал в Санкт-Петербург.

– Тяжело ли в 12 лет уезжать в другую страну, где нет родителей, всё незнакомо?

К. У.: – На самом деле, родители бы меня не отпустили, если бы в Санкт-Петербург не уезжали Владимир Потапов и мать ещё одного нашего игрока, Сергея Сотского. К жизни в незнакомом городе привык практически сразу. Всё было в шаговой доступности: база, каток, интернат, школа. Было весело, «стрелки» командами забивали. На базе удобно всех собирать, поскольку вместе жили (смеётся). Последние три года в Питере я жил с отцом, мне снимали квартиру. К тому времени папа тоже работал в Санкт-Петербурге. В более или менее взрослом возрасте поиграл за питерское «Динамо», позже в 2017 году мне выпал уникальный шанс попасть в НХЛ.

– Расскажи про эмоции после драфта?

К. У.: – Утром я просто шёл домой. Помню, был с формой, видимо, шёл с тренировки. Мне позвонил Владимир Потапов, сказал: «Ты 80-й!» Эмоции были просто запредельные!

Скриншот из Инстаграм-аккаунта Кирилла Устименко



– Интересовала ли тебя вообще команда?

К. У.: – Это же НХЛ! Такой шанс выпадает раз в жизни. До драфта больше всего общался со скаутом «Филадельфии», но не думал, что именно они меня выберут. Я был очень счастлив, не знаю даже, как описать эти эмоции.

– Андрей, расскажи про свой путь.


Андрей Грищенко родился 9 февраля 1999 года в Гомеле. Заниматься хоккеем начинал в местной СДЮШОР. Прошёл через структуру юниорских и молодёжных сборных Беларуси, в которых и начал профессиональную карьеру. В 2017 году принимал участие в чемпионате мира в составе юниорской сборной Беларуси.


Андрей Грищенко (А. Г.): – С хоккеем всё начиналось так же, как у Кирилла. В Ледовый дворец меня привели родители. Они хотели, чтобы я был полевым игроком, но Владимир Владимирович (Потапов. – Прим. авт.) сказал, что я либо буду вратарём, либо ухожу из команды

– К. У.: Да-да-да, у меня такая же ситуация была!

А. Г.: – В итоге я стал вратарём, играли и тренировались вместе с Кириллом до 12 лет. Потом он уехал. Наш третий вратарь Шеремов стал вторым. Вскоре из-за проблем со здоровьем и он ушёл. В итоге, чтобы проводить спарринги и тренировки, нам приходилось защитника Женю Ющенко переодевать в амуницию, он становился в ворота. Позже мы с ним ездили даже на юниорский чемпионат мира. За три–четыре года он дорос до третьего вратаря сборной U-18. После появилась система сборных в Раубичах: команды U-17, U-18, и в Минске – U-20. В них я провёл три с половиной года. После вернулся в «Гомель», пробивался в состав. Здесь уже были два вратаря – Рома Бабарико, Лёша Мерзлов, я стал третьим. 



– Вернёмся к Потапову. Когда он говорил про то, что вы либо играете в рамке, либо уходите, он чувствовал в вас вратарский потенциал? Или это просто случайность?

К. У.: – Безусловно. Он прямо говорил, что у нас получается в воротах. Один раз мне сказал, мол, если хочешь поменять амплуа, можешь делать это в любой другой гомельской команде. Как вы понимаете, в Гомеле другой команды нет (смеётся).


Скриншот из инстаграм-аккаунта Кирилла Устименко



– Андрей, с приходом Кирилла не почувствовал ли напряжённости, чувства конкуренции?

А. Г.: – Это обычное дело, конкуренция есть всегда. Даже когда в команде два вратаря. В такой ситуации ты стараешься тренироваться лучше. Думаю, что для клуба это только на пользу. Кирилл приехал из Америки. Он может что-то интересное подсказать, рассказать. 

– В 2017 году в одном из интервью ты говорил, что твоей мечтой является попадание в команду НХЛ. При общении с Кириллом, который уже там, стала ли она ещё более заветной?

А. Г.: – Чтобы стала ближе, нужен как минимум драфт. А мой год вроде уже не драфтуется. 

К. У.: – Ну смотри, Бобровский ведь не был задрафтован, а в НХЛ играет. 

А. Г.: – Да, много вратарей таким способом попадают в лигу. Но из Беларуси это будет очень сложно сделать. Практически нереально. Чтобы тебя заметили, нужно играть как минимум в КХЛ или Западной Европе.



– Андрей, что слышно с военкоматом?

А. Г.: – Третьего числа будет призывная комиссия, там всё решится. 

– Сергей Стась говорил о том, что можно получить отсрочку от призыва. Ты ведь вызывался в кэмп национальной сборной…

А. Г.: – Это не мои вопросы, этим занимается руководство. Мне ничего не говорили. Сказали, что всё держат под контролем. 

– Вратарей часто называют странными. Есть у вас какие-то причуды, суеверия?

К. У.: – У меня нет никаких суеверий, не обращаю на них внимания.



А. Г.: – Я в день игры стараюсь ни с кем не общаться. Конечно, если у меня что-то спросят, я отвечу, но сам беседы не завожу. Больше нахожусь в себе, настраиваюсь. Мне так проще. Стараюсь не расплёскивать эмоции до игры.

– Были ли ситуации в карьере, когда всё шло против вас? Как справлялись? Не хотелось ли всё бросить?

К. У.: – Бывало. Ты не можешь ловить шайбы постоянно. Нужно проще к этому относиться. Я не могу вспомнить, что у меня из-за этого были какие-то проблемы с тренером, руководством, командой.

– А в психологическом плане?

К. У.: – Нет, не было. Были моменты, когда не получалось. Ну и ладно. 

 А. Г.: – Просто выходишь на тренировку, больше стараешься, больше работаешь в зале. Делаешь ВСЁ, чтобы перевернуть ситуацию.

К. У.: – Да, безусловно, ты больше концентрируешься на тренировках, это естественно. Но если у кого-то появляются серьёзные проблемы в психологическом плане, нужно просто завязывать с хоккеем



– Кирилл, не могу не спросить про эмоции, которые испытал, спускаясь с трапа самолёта, впервые прилетев в США?

К. У.: – Вышел и подумал: «Классно!» На самом деле, не понимал, что мне говорили встречающие меня люди. Думал про себя: «Буду просто выходить, ловить шайбы». Первое время в команде общались жестами, с помощью переводчика в телефоне. Плюс в «Лихай Вэлли» играло пару русских парней. 

– Английский до сих пор не очень?

К. У.: – Понятное дело, что прогресс есть. Туда я приехал совсем «нулевой». Мне говорили «Хэллоу», я стою, думаю, что ответить. Сейчас с большего я понимаю, что говорят парни. Они в свою очередь пытаются говорить очень просто. Английский язык в принципе намного проще, чем русский, белорусский. 

– Как американцы относятся к пандемии?

К. У.: – Просто повёрнуты. Было дело, в магазин зашёл, мне даже не продавцы – прохожие стали эмоционально указывать на отсутствие маски. Пришлось вернуться в отель за ней. 

– На ваш субъективный взгляд, есть ли какое-либо универсальное правило, как стать успешным вратарём в хоккее?

А. Г.: – Главное – желание. К нему добавляем работу на максимуме, выкладывание на каждой тренировке.

К. У.: – Мне тоже кажется, на первом месте должно быть желание. 

– А если у человека абсолютно нет задатков?

А. Г.: – Возможно, ты не станешь игроком НХЛ, но внутри страны есть возможность чего-то добиться.

К. У.: – Я не согласен. Если много работаешь, и скауты видят, что стараешься, ты классный парень, слушаешь тренера, ты можешь заиграть в НХЛ. Сто процентов. Там есть люди, у которых нет хоккейных рук, идеального катания, они просто понимают игру, слушают и выполняют установки тренера. Там ценят игроков, которые, к примеру, будут бить морды, если тренер этого попросит.

– Кто из хоккейных вратарей является для вас примером?

А.  Г.: – Кэри Прайс. За последние 5–6 лет это лучший вратарь в мире. 

К. У.: – Прайс, конечно. Недавно смотрел на него вживую. Это не человек… Реально… Мне рассказывали историю о том, что его одноклубники из «Монреаля» выходят на тренировку с одной мыслью – забить шайбу. Он настолько силён, что даже «на лайте» на тренировке свои парни не могут забросить. Ещё выделю Игоря Шестёркина (выступает за «Нью-Йорк Рейджерс». – Прим. авт.) У него с техникой всё идеально, настоящий робот. Ну и Картера Харта из «Филадельфии» отмечу.

– Заимствуете какие-либо приёмы у лучших?

К. У.: – У каждого своя техника. Это невозможно повторить. Вратарь ведь играет головой. И у одноклубника Картера Харта одна из самых светлых голов в лиге. Ему всего 22 года. Это будущая звезда НХЛ. В принципе, он уже звезда в своей команде.



– Так получилось, что у вас была одна игра друг против друга. На юношеском ЧМ встречались сборные Беларуси и России. Какие эмоции испытывали?

К. У.: – Особых эмоций не было. Думал про Андрея: «Молодчик, попал в основной состав сборной».

А. Г.: – Интересное чувство было. Спустя столько времени встретиться на уровне сборных. На матче ещё и наш первый тренер присутствовал, Владимир Потапов. 

К. У.: – Точно! Он ещё после игры говорил в шутку: «Смотрите, двух вратарей подготовил». 



Вратарский БЛИЦ:

- Самая главная победа в карьере?

- К.У.: Игра за бронзу на юношеском ЧМ в 2017 году.

- А.Г.: Пока затрудняюсь сказать.

 - Первая серьёзная покупка за свои деньги?

- А.Г.: Квартира в кредит.

- К.У.: Машина…Нет, дача.

- Машина какая?

- К.У.: Нормальная (улыбается).

- Самая незаменимая вещь в хоккейной экипировке?

- А.Г.: Клюшка.

- К.У.: Ракушка! (Смеются)

- Самая обидная пропущенная шайба?

- А.Г.: Недавно «Неман» забил от красной линии. Неприятно было.

- К.У.: Вообще пофиг. У меня такой нету!

- А.Г.: Может из-за ворот случались шайбы?

- К.У.: А! Вот, напомнил обидный гол, когда мы 1:0 проиграли. Я сам себе забил. Мне все напоминают случай из детства, я его, если честно, не помню. Скоренов напоминал, Соцкий тоже. Мы играли в каком-то турнире. В матче за первое место с Дмитровым, вроде, играли 0:0. Мне бросили шайбу, я её словил ловушкой и закинул сам себе в ворота.

- Какое качество больше всего не любите в себе?

- К.У.: Надо подумать, их много (смеётся).

- А.Г.: Заикание.

- А в людях?

- А.Г.: Предательство, враньё.

- К.У.: Вот, пожалуй, враньё меня больше всего задевает.

- Есть что-то чему бы вы очень хотели научиться?

- А.Г.: Хорошо играть в воротах, шайбу ловить (улыбается).

- Это говорит лучший вратарь экстралиги по итогам сентября?

- К.У.: Это реально нормальное желание. Всё хочется улучшить. Например, у Кросби крутое катание. Но он всё равно его тренирует каждый день, персонального тренера нанимает.

- А.Г.: Кто-то из великих спортсменов говорил, что если ты хоть на секунду подумаешь, что ты в порядке, то, скорее всего, это будет начало конца.

- Самая главная мечта?

- К.У.: Кубок Стэнли.

- А.Г.: Попасть в НХЛ и на себе прочувствовать, что это такое. 




– Сейчас «Гомель» выдал лучший старт за последние несколько лет. В чём, по-вашему, главная причина такого успеха?

А. Г.: – Огромная тренерская работа, которая проделана за два с половиной года. Стась пришёл в команду не в лучшие времена. Сейчас команда выравнялась, проведена грамотная селекция. Пока у ребят получается.

К. У.: – Реально, тренер очень много сделал для этого.



– Сейчас на тренировках учитесь друг у друга чему-нибудь?

К. У: – А мы вообще общаемся? (смеётся). На самом деле тренер нас ругает за то, что болтаем часто. 

А. Г.: – У Кирилла другой стиль игры. Более североамериканский. Я стараюсь больше двигаться на ногах. 
 


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях