«Из-за боязни COVID-19 можно пропустить что-то более серьёзное»: о чём сейчас волнуются педиатры | Новости Гомеля
Выключить режим для слабовидящих
Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
«Из-за боязни COVID-19 можно пропустить что-то более серьёзное»: о чём сейчас волнуются педиатры
Татьяна Сычкова Татьяна Сычкова Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото
14:30 18 Июня 2020 Общество

«Из-за боязни COVID-19 можно пропустить что-то более серьёзное»: о чём сейчас волнуются педиатры

Обычный будний день, 11 утра, детская поликлиника по улице Богданова… И здесь тихо. Не слышны со всех сторон звонкие голоса малышей, как это обычно бывает в детских учреждениях. Да и в коридорах как-то совсем пустынно, будто мы пришли в нерабочее время. Борьба с коронавирусом очень, очень, если не сказать совсем, изменила привычный ритм жизни врачей-педиатров. Нет-нет, дети по-прежнему для них – самые главные пациенты на свете, вот только помощь приходится оказывать  совсем в иных условиях.

Заказать справку в регистратуре. 

Как и в других подобных учреждениях, в филиале № 4 Гомельской центральной городской детской клинической поликлиники открыто несколько входов. Медработники, здоровые пациенты и заболевшие – для каждой категории предусмотрен свой. Более того, чтобы обеспечить максимальную безопасность, на входе для здоровых всё равно дежурит медицинский работник. Специалист в полном обмундировании: противочумный костюм, маска, шапочка, перчатки. В руках у него бесконтактный термометр. Температуру нужно измерить каждому, кто зашёл в здание. И неважно, ребёнок это или взрослый человек. 


Поликлиника поделена на зоны. Организован и так называемый «фильтр», где обслуживаются температурящие пациенты. Для обработки рук на всех этажах установлены дозаторы с дезсредством.

– Всё изменилось, и я сейчас не только о режиме работы, – рассказывает заведующая учреждением Ольга Тарикова. – По большому счёту отменился тот самый принцип участковости. Сейчас у нас трудятся мобильные бригады. Врачей поделили на несколько групп. Одни ведут приём только здоровых деток, другие выезжают к заболевшим. А есть и те, кто работает именно с пациентами, заражёнными коронавирусной инфекцией. 
Первые летние недели всегда были горячей порой для педиатров. Как раз в это время начинается приём малышей в дошкольные учреждения, ребята массово выезжают на оздоровление. А значит, всем необходимы справки. Но сейчас многие родители боятся приходить в поликлинику. И, конечно же, их можно понять. Поэтому процедуру получения медицинского документа упростили. 

– Теперь можно позвонить в регистратуру, объяснить, какая именно справка нужна, и заказать её, – поясняет Ольга Александровна. – Позже с вами свяжется либо сам доктор, либо медсестра. Они просмотрят всю медицинскую документацию маленького пациента. Если в карте есть всё необходимое, то есть ребёнок в течение года сдавал анализы, проходил узких специалистов, справку подготовят и оставят в регистратуре. 


Чтобы забрать готовый документ, прийти в поликлинику всё-таки придётся. Отнеситесь, пожалуйста, к этому с пониманием. К сожалению, у врачей нет возможности доставлять каждому справку на дом. Да и не этим они должны заниматься. Они должны лечить малышей.  

«На работе не страшно. Страшнее дома». 

Как только эпидемиологическая ситуация в стране начала ухудшаться, всех нас просили по возможности сократить походы к врачам. Конечно, чтобы уберечь от коварного вируса. Но у медали всегда есть две стороны. 


– Люди боятся обращаться за помощью. Сейчас количество пациентов действительно уменьшилось. Поэтому очень переживаем, чтобы не было поздних обращений, – делится опасениями заведующая. – Мы же не знаем, что с ребёнком. Если малыш заболел, нужно оформить вызов врача на дом. Чтобы потом не было поздно. Чтобы из-за боязни коронавируса не пропустить другие серьёзные болезни. Поэтому наши медсёстры стараются обзванивать пациентов, закреплённых за филиалом. Особенно те семьи, где есть маленькие детки.   

В борьбу с COVID-19 включился каждый: и врач, и лаборант, и секретарь. Многим пришлось даже поменять специфику работы. В их числе и Наталья Клецкова. Педиатра застаём в кабинете заполняющей очередную карточку. 


– Боже, как хорошо, что я в маске, – смеётся доктор, засмущавшись. – Даже щёки покраснели!

Ну конечно, медики не привыкли к вниманию прессы. Всегда лишь скромно отмахиваются: мол, мы просто делаем свою работу. А ведь каждый день они лечат, спасают, подбадривают самых беззащитных созданий на свете – наших детей. Этим Наталья Васильевна занимается уже тридцать лет. В своё время доктор окончила Минский  государственный медицинский институт и пришла на работу в филиал № 4 ГЦГДКП, где трудится и по сей день. 


– Если честно, никогда не думала, что такое может случиться. Но, как бы то ни было, жизнь продолжается. Однозначно. Так и должно быть, – уверяет врач. 

До начала эпидемии она лечила малышей в дневном стационаре. Бронхиты, бронхиальные астмы, пневмонии – вот с чем приходилось работать раньше. Сейчас же педиатра посадили на шестичасовой приём. Проведение прививок, оформление справок – стол и кушетка, стоящая в кабинете, буквально завалены карточками разной толщины. 

– На работе не страшно. Некогда об этом думать, некогда бояться, – улыбается Наталья Васильевна. – А вот дома куда страшнее. 


Стойкие медицинские солдатики. 

Во время пандемии пришлось переквалифицироваться, кажется, всем работникам учреждения. Да, количество пациентов уменьшилось, а вот работы в целом прибавилось. Помимо ежедневного приёма здоровых деток, обслуживания вызовов, подготовки документации, забора анализов, нужно проверить ещё и все контакты первого и второго уровней, закреплённые за поликлиникой. 

– Каждому нужно позвонить, узнать о самочувствии, при необходимости – приехать и провести какие-то обследования. Всё это требует времени, – обращает внимание заведующая. 

И сил – это уже добавим от себя. Ведь в таком сумасшедшем режиме врачи трудятся уже третий месяц. Когда «осадное положение» будет снято – неизвестно. Вроде бы и забрезжил свет в конце тоннеля, но, давать прогнозы, как известно, дело неблагодарное. 


– Все устали. Устали, но собранны, – признаётся Ольга Тарикова. – Поначалу, конечно,  было какое-то возмущение, внутреннее неприятие, но сейчас все поняли, что нужно  собраться. Нужно пережить эти трудности и идти дальше. 

Работать в ПЧК приходится по шесть часов. Шесть часов! Вы только вдумайтесь. За это время врач даже не может попить воды, потому что нельзя. Потому что небезопасно. Костюм надевается по строгому алгоритму и снимается так же. Вот и приходится терпеть. С наступлением лета трудиться стало ещё сложнее. Мы чуть ли не умираем, проехав в общественном транспорте в маске. Доктора вынуждены работать в полной боевой экипировке в тридцатиградусную жару. И как оказывается, шесть часов в ПЧК – это ещё не предел. Медики, которые выезжают, чтобы взять мазки, не снимают защиту до тех пор, пока не обойдут всех пациентов на участке. Два врача и 46 мазков. Однажды было даже такое. Так что стойкости этих бойцов позавидовали бы и спартанцы.


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях